Дистиллят «Живого Берлина» 31 карантина 2020 г. Мир пост-пандемии прибывает

Месяц карантина. Первый месяц карантина. Нормальная жизнь — то есть жизнь в рамках предустановленной нормы — прекратилась. Время от времени в нашей цивилизации наступает внезапное что-то, меняющее уклад. Эпидемии, войны, революции, изобретение книгопечатания или интернета. А сейчас вот еще и сошлось. Чума совпала по времени с началом книгопечатания.

Таллинская пляска смерти. Вероятно, Бернт Нотке, XV век. Источник: Википедия

Глобальное изменение XXI века сравнимо с изобретением подвижных литер при книгопечатании. Ведь как там было, до Гуттенберга? Печатать-то было можно, но только с форм, методом ксилографии — жутко неудобно, как будто соединяться с интернетом с помощью диалап-модема по телефонной линии. То есть интернет был, а доступ к нему был ограничен, книги печатать можно, но очень избранные, никаких памфлетов, никаких соцсетей.

Все изменилось после Гуттенберга, все изменилось с запуском мобильного доступа в интернет. Книги тогда стали общедоступны… информация сейчас стала мгновенно общедоступна.

Начали тогда печатать что кому в голову взбредет, газеты там всякие и библии… начали сейчас новостные ресурсы расти как на дрожжах. Каждый человек даже стал сам себе медиа, в своей ленте фейсбука или группе в вотсапе.

Оказался ли мир к такому готов? Как всегда, нет. Но, как показал карантин, готовы все.

Чудо преображения мира при пандемии, которое мы сейчас наблюдаем, достойно всяческого внимания. Лишившись традиционных форматов общения, люди взяли готовую цифровую инфраструктуру интернета, который предварительно свел на нет расстояния и задержки. И наполнили его своим обыкновенным контентом, содержанием каждодневной жизни.

Теперь в интернете можно учиться, работать и развлекаться — делать, пусть и немного в другом формате, в общем, все. Прошел лишь месяц, а мы посещаем музеи и занимаемся йогой онлайн; мы вполне эффективно проводим семинары, открывая прекрасные возможности экономить время и деньги на поездках; мы смотрим балеты в записи и слушаем ансамбли, в которых музыканты сидят в разных частях мира, в прямом эфире. И даже бабушки и дедушки общаются с четырехлетними внуками, обе стороны оказались вполне готовы к многочасовым сессиям.

Стримы экскурсоводов по пустым городам еще не очень популярны, но это дело наживное (прогнозирую лавинообразный рост в случае продления ограничений по перемещению).

Есть, конечно, и нерешенные пока задачи — типа дистанционного секса, но это, понятно, именно задача, не проблема. Еще пару месяцев карантина — решим и ее: уверен, что будет как с Zoom, — оно там уже где-то есть, просто дожидается скачкообразного увеличения спроса, и будет в чем-то лучше, в чем-то хуже настоящего секса, примерно как с концертами онлайн, если вы понимаете, о чем я.

Но посмотрите, в чем вызов! Раньше, до пандемии, мы были ограничены в выборе «куда пойти», ограничены своим городом, например. Лекции, спектакли, курсы — только то, что в физической доступности.



Не то теперь. Добро пожаловать в наш большой мир! Глобализация не то, что не свернулась в результате прекращения физического сообщения, — она развернулась до реального онлайна по всей планете, практически без посредников. Илон Маск недаром, ой, не даром запускает спутники, которые обеспечат интернетом реально каждый дом.

Любой теперь не только сам себе медиа, но и сам себе поставщик разного рода услуг, пока очевидных — лекции, занятия, воркшопы, тренинги и т.п. А неочевидные — онлайн-поддержка ремонта стиральной машины и приготовления сарсуэлы — вскорости воспоследуют.

И вот уже многие в недоумении: сегодня вечером я могу посмотреть онлайн примерно сто представлений… а не десять, как это было раньше даже в таком крупном и высококультурном городе типа Берлин, или не ноль, как это было раньше в Зажопинскштадте. Перед нами открылся весь мир, опять… И проблема фильтра, определения, что там есть хорошее, а что — не очень, вышла на новый уровень.

Пока решение этого вопроса даже не начато. Но «Живой Берлин» морально готов включиться в эту работу. Случилось так, что мы начали перестройку своего онлайн-журнала за полгода до эпидемии. То есть, мы готовы к изменениям, потому что мы уже меняемся — ценность фильтра нами понята, в отличие от многих других.

Новый мир выглядит так: вся Земля теперь наша/ваша. Пандемия закончится, изменения останутся. Ценность дистиллята, не нашей серии (хотя!..), а самого процесса, метафорически выражаясь (и не метафорически!..), возрастет еще больше. Потому мы, редакторы и журналисты «Живого Берлина», уже сейчас стараемся уделять внимание только абсолютно важному. Будь-то в политике, в социуме или в киноискусстве.

Да, в новом мире, который прибывает, выбирать станет еще труднее — это минус.

Но вы уже читаете «Живой Берлин», который это понимает, — это плюс.

Будьте с нами, потому что мы уже с вами. Прост!*

* — Вздрогнули (нем.)


Читайте также:

Борис Шавлов

Главный редактор. Берлин


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс

Добавить комментарий