Феномен мюзикла Doktor Schiwago

Рассказ о том, как же немцам удалось так поставить русскую классику, что она стала неизменным хитом немецкоязычного музыкального театра.

Реклама в «Живом Берлине»: liveberlin.ad@gmail.com

Фото: Kirsten Nijhof | Oper Leipzig


«Русскую классику за границей ставить не умеют».

«Русский дух передать сложно, да вообще практически невозможно».

«Петь „Доктора Живаго“?! Да как же это можно?!»


Не верьте никому! Не верьте, а лучше сами посмотрите мюзикл «Доктор Живаго» (Doktor Schiwago), который в зимнем театральном сезоне планирует возобновить свое триумфальное шествие по Германии, вернувшись к себе на родину — в Лейпцигский театр музыкальной комедии (MuKo Leipzig).

Ваша культурная корреспондентка по долгу службы и любитель мюзиклов по велению души побывала на беседе художественного руководителя Лейпцигского театра музыкальной комедии, режиссера-постановщика «Доктора Живаго» Куша Юнга с композитором мюзикла Люси Саймон, а также поговорила с исполнителем главной роли Юрия Андреевича Живаго Яном Амманном и исполнительницей роли Лары Гишар (в Текленбургской версии мюзикла) Милицей Йованович, и попыталась вместе с ними разобраться, почему мюзикл на основе культовой русской классики, потерпев однажды крах на Бродвее, стал настоящим откровением для немецкой публики.


Куш Юнг (КЮ): Как пришла идея написать мюзикл по «Доктору Живаго»?

Люси Саймон (ЛС): Я всегда очень любила этот сюжет. Например, романтический голливудский фильм «Доктор Живаго» значит очень много для меня и моего мужа.

Мой отец был пианистом и часто играл русскую музыку, с тех самых пор я люблю эти сложные, берущие за душу мотивы.

Сильнее всего в «Докторе Живаго» меня трогает тема «восстания из пепла». Главный герой умирает, но его стихи и его любовь живут дальше. Человек может пройти через трагедии, войну, отчаяние и потери, и, вопреки всему этому, продолжать жить дальше. И в этом ему помогают культура, искусство и воспоминания — вселяют надежду, показывают, что жизнь продолжается, несмотря ни на что.

КЮ: Когда издательство Musik & Bühne прислало мне сценарий «Доктора Живаго» и предложило поработать над этой вещью, я глазам своим не поверил: «Неужели этого в Германии еще никто не ставил?» Мне сразу стало понятно: я получил шанс воплотить в жизнь что-то по-настоящему грандиозное. Мы тут же активизировались и выкупили права на постановку.

ЛС: Ян [Амманн] однажды после спектакля рассказал мне, что одним из самых важных для него моментов в работе с Кушем Юнгом стало то, что тот позволил Яну самому найти свой подход к роли. Хотя Куш давал рекомендации, но он всегда оставлял за Яном возможность так воплотить эти рекомендации, как тот чувствовал и считал нужным. Подобная творческая свобода так же важна мне, когда я пишу музыку.

Фото: Kirsten Nijhof | Oper Leipzig

Ян Амманн

Справка: Ян Амманн — 43 года, звезда немецкоязычных мюзиклов, баритон, четырехкратный обладатель немецкой премии «Актер года в жанре мюзикла», последнюю из них он получил за роль Юрия Живаго.

Наталья Жук (НЖ): Что ты знал об этой истории до того, как получил предложение роли?

Ян Амманн (ЯА): Я знал материал по голливудскому фильму с Омаром Шарифом и Роми Шнайдер и заинтересовался возможностью воплотить героя этой истории на сцене. Мне стало любопытно узнать, как он будет влиять на меня лично. Да и английская версия мюзикла мне очень понравилась.

Но решающим фактором для меня стала музыка. Она оказалась не только великолепной, но и абсолютно «моей». Я люблю в этом произведении все: саму историю, книгу, по которой она написана, музыку — такую интенсивную и эмоциональную. Короче говоря, для меня это было настоящим воплощением мечты.


Реклама в «Живом Берлине»: liveberlin.ad@gmail.com


НЖ: Как ты думаешь, мюзикл по духу ближе к оригинальному роману, чем существующие экранизации?

ЯА: Нам было важно дойти до сути (возможно, это цитата из Пастернака — прим. ред.) истории. За счет того, что мы взаимодействуем на сцене вживую, в данный конкретный момент времени, нам приходится работать с более прямыми, понятными образами, чем, например, в кино.

Сильнейший каст очень помогает донести суть романа Пастернака максимально точно и эмоционально достоверно. И это не просто сделать, потому что «Живаго» — очень сложная книга. Мы работаем со множеством уровней, судеб, жизненных перипетий. Юрий сам по себе сложный, многогранный человек. При этом вся многогранность показана не с большой амплитудой, а очень сдержанно. Он переживает сильные эмоции, но все они находятся внутри. Он пытается совладать с ними и не разбиться о их силу и остроту, хотя именно это с ним, в итоге, и происходит.

Фото: Kirsten Nijhof | Oper Leipzig

Милица Йованович

Справка: Милица Йованович — 37 лет, актриса мюзиклов, сопрано, звезда немецкой и австрийской сцен, обладательница разнообразных премий и наград, в том числе за роль Лары Гишар в Текленбургской версии «Доктора Живаго».

НЖ: Почему в Германии мюзикл, с самой премьеры в Лейпциге и поныне, имеет огромный успех? В то время как на Бродвее постановку закрыли спустя несколько месяцев после премьеры…

Милица Йованович (МЙ): «Доктор Живаго» — это, скорее, европейский материал. Люди здесь могут себя с ним лучше идентифицировать. В Германии трагедии всегда принимают лучше, чем в Америке. Ведь немцы — нация куда более меланхоличная.

НЖ: Как ты думаешь, мюзикл по духу ближе к оригинальному роману, чем его экранизации?

МЙ: Думаю, да. И во многом потому, что у нас есть музыка. Юрий — поэт. Именно поэтому музыка с текстом ближе по духу к первоисточнику, чем просто проговариваемый текст.

Кроме того, стихи, написанные Юрием, вплетены во многие песни мюзикла. Поэтому в мюзикле, в итоге, получается такая форма подачи материала, которой нет в драматическом фильме.

НЖ: Если бы эта история произошла не в революционной России, а в современном мире, что бы изменилось, а что осталось бы актуальным в конфликтах, переживаемых персонажами?

МЙ: Я думаю, что в подобной ситуации даже сейчас Юрию и Ларе было бы сложно воссоединиться. Хотя, возможно, в наши дни им было бы значительно проще найти друг друга, благодаря тому же фейсбуку или инстаграму (смеется). Одной из больших проблем того времени было отсутствие современных средств коммуникации. Людям было физически сложно отыскать друг друга.

НЖ: Были ли в этой истории моменты, которые показались тебе «типично русскими»?

МЙ: Моя семья происходит из бывшей Югославии, т.е. я тоже по крови славянка. Нам свойственна меланхолия. То же самое можно сказать и про русских. Они любят пострадать. Поэтому именно эта глубокая меланхолия, которой пронизана история, кажется мне очень характерно славянской.


Реклама в «Живом Берлине»: liveberlin.ad@gmail.com


Интересные факты о мюзикле:

  • Мировая премьера «Доктора Живаго» состоялась в 2006 году в Сан-Диего, в 2011-м прошел успешный тур мюзикла по Австралии и Южной Корее.
  • В Германии немецкоязычная премьера состоялась в январе 2018-го в Лейпцигском театре музыкальной комедии, где мюзикл шел два сезона подряд с оглушительным успехом.
  • В летний сезон 2019-го он шел в Текленбургском театре под открытым небом при регулярных аншлагах.
  • Лейпцигский театр планирует возобновить спектакль в зимне-весеннем сезоне 2020/2021.
  • Аудиозапись мюзикла «Доктор Живаго» в исполнении Лейпцигского состава увидела свет в декабре 2019.

Фото: Kirsten Nijhof | Oper Leipzig


Читайте также:

Наталья Жук

Культурный обозреватель. Берлин


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс

Добавить комментарий