Филипп Бахтин: Взрослые берут детей в свою банду

Креативный директор «Афиши» и бывший главред российского Esquire Филипп Бахтин взял и уехал на «Камчатку». Так называется придуманный им детский лагерь, совсем не похожий на все другие. О своем проекте он рассказал на берлинском смарт-форуме.

Чем занимаются в лагере?

Творчеством. Мы снимаем кино, показываем спектакли, ставим мюзиклы, делаем фильмы вербатим, создаем мультики и все в этом духе. Причем каждым направлением мы занимаемся только один день. Это наш главный принцип. С утра начали — вечером показываем друг другу, что у кого вышло. В результате получаем сплошное счастье и радость — то есть то, ради чего мы лагерь и затеяли.

Кто работает в лагере?

Мы никогда не нанимаем профессиональных вожатых или профессиональных педагогов работать с детьми. Я сам профессиональный учитель, и никто у меня не вызывает большего отвращения, чем профессиональные вожатые. Мы приглашаем на эту роль людей творческих и состоявшихся: журналистов, режиссеров, сценаристов, музыкантов, актеров. Среди них, например, были Борис Хлебников, Евгений Стычкин, Виктория Толстоганова — в общем, хорошая компания.

Мы всегда придумываем что-то такое, чем будет интересно заниматься самим вожатым. То есть вожатый что-то делает для своего удовольствия, а детей как бы берет в свою банду в качестве равноправных дружков. Главная идея такая: собираются веселые интересные взрослые, устраивают дебош в лесу, а детей берут с собой за компанию — и для детей это невероятное счастье.

Где находится лагерь?

Географически он нигде не существует. Мы приезжаем в какое-нибудь место и живем в палатках, устраиваем все на досках, соплях и скотче. Первый лагерь прошел в 2010 году в псковском лесу, но потом мы переместились в Эстонию, на остров Сааремаа. Теперь все будет проходить только в Европе, мы категорически не хотим больше работать в России. Потому что надо быть совсем отчаянным или чокнутым, чтобы делать в России детский лагерь. Мы располагаемся в лесу, на природе — и тут же обязательно приезжают местные пить пиво. А если нам нужно что-то построить, то организовать это совершенно невозможно.

Почему в распорядке лагеря совсем нет сна?

В «Камчатке» долго не было совсем никакого отбоя. Это очень правильно, я считаю. Ведь мама с папой ребенку всю жизнь талдычат: иди спать, иди спать. И он думает: это просто родительский бзик, что я должен в одиннадцать вечера идти в постель. А тут они приезжают в лагерь, где можно не спать. Они не спят первые два дня, а на третий день они ну о-о-очень отчетливо начинают понимать: нет, во сне все же что-то есть. Это куда более яркое впечатление производит, чем вечное родительское «идиспатьидиспать». В этом году, правда, мы пошли навстречу здравому смыслу и объявили отбой в три часа ночи. Дети были страшно недовольны.

Что происходит с детьми за смену?

У всей этой задумки есть научная подоплека. Вот Путин с Медведевым много говорят о необходимости модернизации общественного сознания — к нему стремятся все государства. Такой тип сознания определяется по следующим параметрам: дистанцированность от власти, индивидуализм, напористость, неприятие неопределенности и стратегическое мышление. Но чтобы модернизировать, скажем, российские школы, нужно, по-хорошему, снести все здания, расстрелять педагогов и переписать программы. Я разговаривал с Александром Аузаном, деканом экономического факультета МГУ, который занимается вопросами модернизации. Так вот он высказал предположение, что то, с чем школа не справляется за одиннадцать лет, дети получают в нашем лагере за две недели.

По совету Аузана мы решили провести социологические замеры. Обратились лично к Алексею Левинсону из Левада-Центра. Говорят, он очень скептически к нашему лагерю отнесся, но провести исследование согласился. Его командировка была рассчитана на месяц. Я приехал по истечении этого срока и увидел, что Левинсон все еще там и уезжать никуда не собирается, ему в лагере очень нравится. Он мне потом сказал, что это было важнейшее переживание в его собственной жизни. Научное исследование, которое провела команда Левада-Центра, подтверждает факт модернизационных изменений в сознании детей, происходящих за 14 дней.

Кто может поехать в лагерь?

Дети в возрасте от 11 до 17 лет. В семейные смены (когда дети приезжают с родителями) можно с 7 лет. Взрослых без детей тоже принимают.


Ссылки:

Ксения Максимова

Шеф-редактор. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс