Сериал-Берлин: Массовка — наше все (по мнению массовки)

Не успела я сходить на кастинг в сериал Netflix, как на почту посыпались разнообразнейшие предложения. Тут тебе и детектив, и ужасы, и датский сериал. Я не стала дожидаться, когда Netflix раскачается, и выбрала датский Sløborn.

На сайте IMDB его содержание емко представлено одним предложением: «Смертельный вирус поражает обитателей острова в Северном море».

Смертельный вирус — это, несомненно, мое. К тому же роль будто на меня писана: гость на пляжной вечеринке.

Фото: Ирина Бакер

Я кликнула подтверждение и накануне съемок получила письмо, где были выдвинуты нечеловеческие условия, как то: не опаздывать, не одеваться в черное, взять с собой запасные предметы туалета, а также не забыть свои номера ID, IBAN и BIC. Но я не пасую перед трудностями: встала с утра пораньше, по-парадному умылась, оделась в чистое — белый верх, темный низ — и ровно к назначенному времени явилась на точку.

Съемки дислоцировались в двухэтажном кафе на побережье Тегельского озера, что на северо-западе Берлина. Кто не в курсе, весьма романтичный уголок. Пришло человек тридцать разнополых граждан. Все получили рабочие договоры, принялись их заполнять… и буквально сразу ощутили заботу и внимание организаторов. Уж они и кофе нас поили, и бутербродами кормили, и в туалет водили, и в тенек сажали.

Я была не готова к такому повороту, потому что ранее имела представление о подобном ремесле только со слов моего друга, московского режиссера, который массовку называет не иначе как «масня», снабжая это уничижительное слово весьма распространенным в русскоязычном сообществе эпитетом.

Жизнь участников такой массовки — боль, для съемочной группы они — кинематографическое мясо. Порой этим людям на площадке негде присесть. За рабочий день, в лучшем случае, им дадут воды и несколько сушек. Оплата от пятисот рублей в рядовом сериале. На такие деньги в Москве можно поесть джанк фуда и покататься на метро.

Напоминаю, в Берлине съемочный день оплачивается в размере 93 евро брутто.

Фото: Ирина Бакер

Так что вернемся в наш цивилизованный мир. Перед съемкой всех проинспектировали на предмет внешнего вида. Девушка с кофром погладила каждого нежно по волосам и провела кисточкой по лицу. Костюмерша переодела тех, кто ей не понравился. Мой парадный костюм профессионалов устроил полностью. На фоне граждан, заявившихся в чем спали, я выглядела выигрышно.

Но были и дамы с чемоданами, в которых находились весьма вечерние туалеты. В дальнейшем выяснилось, что владелиц сверкающих юбок и латексных платьев ждут козырные позиции — красиво сидеть у стойки бара. Всем остальным дали задание три часа кайфовать, танцуя под дискоболом в сопровождении одного и того же трека.

Ровно в три нас отвели в кафе и накормили. После чего меня повысили до очень ответственной роли: стоять с бокалом яблочного сока, исполняющего роль вина, и зазывно улыбаться шуткам двух рядом стоящих господ. В общем, к вечеру я немного утомилась. У меня устало лицо, потому что я улыбалась на совесть. Да и вся массовка отдавалась работе изо всех сил. Такой искренней актерской игры я в жизни не видела. Они танцевали, как в последний раз. Особенно интересно было смотреть на толпу, пляшущую без музыки, — а было и такое.



Главная героиня в исполнении Анники Кул также горела на работе. Она играла роль разбитной разведенки, которая сначала пьет по-гусарски без рук, потом танцует на столе, развлекая китайских партнеров, залезает на стойку бара, ползает меж стаканами, плюхается с размаху на барную стойку, страстно целует незнакомого мужика и уводит его в кулуары бара. Ей пришлось раз пятнадцать все это проделать. Надеюсь, она не покалечилась, потому что стойка в тегельском баре — довольно высокая. О ее партнерах-мужчинах ничего хвалебного сказать не могу. Они, прямо скажем, не перетрудились.

Помимо актеров, на площадке присутствовало еще много разнообразного люда, которые что-то носили туда-сюда, кричали «стоп» и «пожалуйста», смотрели в многочисленные мониторы. Больше всего мне понравилась деятельность одного типа, который постоянно носил дымящийся ящичек, чтобы казалось, будто в баре накурено. Вот это и есть работа моей мечты.

Вместо обещанных десяти вечера, смена закончилась в восемь, в целом, подтвердив впечатления российских актеров, получающих контракты на западе, о четкой организации съемок в мире чистогана. При этом заплатить обещали в полном объеме.

Вот я тут все время пишу: труд, работа, деятельность… А на самом деле никакая это не работа, а развлечение, за которое к тому же еще и платят. И доступно оно абсолютно каждому гражданину ЕС и негражданину с разрешением на работу.

Фото в анонсе: pixabay.com (CC0 Public Domain)


Читайте также:

Ирина Бакер

Корреспондент. Берлин


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс

Добавить комментарий