Раб любви, но человек свободный. Людвиг I между вершиной прогресса и пиком бидермайеровской эротики

   06.07.2018   Люди

Революция по-баварски — это толпа, атакующая Арсенал, чтобы завладеть оружием и ринуться на штурм королевского дворца. К толпе выходит принц, вопрошая: «Чего бунтуем, братцы?» И все вместе садятся пить пиво, обсуждая свои проблемы. Революция по-баварски — это король, отрекшийся от престола, чтобы сохранить верность своей любви. Он полюбил ту, которую невзлюбили подданные. И отдал за нее целое королевство! Его звали Людвиг I. Как и его внук, сказочный король Людвиг II, это особо значимая, но весьма загадочная фигура европейской истории.

«Править я больше не мог, а превратиться в пустышку, бездумно подписывающую составленные за нее документы, не хотел. Чтобы не стать рабом, я стал свободным человеком». Так писал в апреле 1848 года бывший монарх, а ныне гражданин Людвиг фон Виттельсбах, объясняя причины отречения от престола.

Конечно, истинные причины были глубже, чем тяга к личной свободе. Короля надо было понять — и гражданина тоже. А особенности его личности постоянно ускользали от понимания. Будучи одним из самых могущественных немецких монархов, он ходил в потертых и даже рваных одеждах, содержал крайне скромный двор. Он был равнодушен к почестям, не требовал знаков почитания.

Однажды во время прогулки в Английском саду его карету беззастенчиво обогнал экипаж лошадиного барышника Кренкля. Обгонять экипажи членов королевского дома было строжайше запрещено. Но Кренкль лишь бросил на ходу: «Майестет, веа ко, деа ко». В переводе с баварского это значит: «Ваше величество, кто может, тот может!» Фраза моментально стала крылатой, баварцы и сегодня вворачивают ее по любому поводу, да еще и с вариациями («Кто может, тот может, а кто не может, тот дурак!»). А при тогдашнем инциденте «величество» отнюдь не разгневался. Лишь молча кивнул шустрому барышнику и продолжил свой путь.

Он был последним абсолютным монархом в Баварии — и творцом конституционной монархии, обогнав в этом отношении всю континентальную Европу. Он был основоположником государственной системы охраны памятников. По его распоряжению были построены первая в Германии железная дорога и судоходный канал Дунай — Майн, связавший Черное море с Северным.

Мало кто об этом помнит, многие просто не знают. Впрочем, в генетической памяти баварцев прочно засел тот факт, что благодаря Людвигу I возникло самое знаменитое в мире празднество: Октоберфест.

Читайте также
Точки над Ö: Что надеть на Октоберфест, чтобы не оказаться белой вороной

Октоберфест это не только пиво, но и особый дресс-код. Ему стараются соответствовать гости со всего мира. В альпийских кожаных штанах и дирндлях японцы, тайцы, бирманцы, афроамериканцы, эфиопы выглядят очень живописно. Каждый хочет быть своим «на этом празднике жизни». Но правильно подобрать наряд и правильно его носить, не оказаться белой вороной — целая наука. Рассказываем о самом важном. Читать полностью →

В общем, король был смелым, решительным, прогрессивно мыслящим. Его дух запечатлен в таких уникальных творениях, как Валгалла на дунайском берегу и Старая Пинакотека в Мюнхене. А умер он в изгнании и почти что в забвении. Не повезло ему в смерти. Между прочим, не повезло и в любви. В той самой, ради которой отдал корону.

Людвиг I, около 1860. Фото: Франц Ханфштенгль / Википедия

Жена народу ближе, чем любовница

Место, где вот уже более двухсот лет проводится Октоберфест, называется Терезиенвизе (Луг Терезы), в честь Терезы Баварской, супруги Людвига I. Гору Зендлингенберг, со склона которой 17 октября 1810 года сорок тысяч мюнхенцев в присутствии Людвига и Терезы смотрели скачки, завершившиеся всеобщим гулянием, позже переименовали в Терезиенхёе (Высоту Терезы). Скачки и гуляния стали первым Октоберфестом.

Об августейшей супруге напоминают и гимназия Терезы в Мюнхене, парк Терезиенштайн в Хофе, благотворительный больничный фонд Терезы в Бад-Киссингене. Королеву Терезу в Баварии любили, хотя происходила она из евангелической семьи герцогов Заксен-Гильдбургхаузенских в Тюрингии.

А вот ирландскую католичку Элизабет Гилберт, более известную под псевдонимом Лола Монтес, в католической Баварии ненавидели. Когда она прогуливалась по улицам Мюнхена с неизменной турецкой сигарой во рту, ей бросали вслед недвусмысленные угрозы. В феврале 1848 года толпа студентов на Театинерплац набросилась на нее и чуть не разорвала на куски. Лишь чудом ей удалось найти убежище в кирхе по соседству.

По Мюнхену распространялись сатирические листовки «Падение ангела», в которых Лола Монтес изображалась посланцем сатаны. Считается, что революция 1848 года в Европе была обусловлена протестом третьих сословий против реставрации отжившей свой век феодальной монархической системы.

Но как-то так получилось, что в Мюнхене ход революционных событий был исключительно завязан на фигуру Лолы Монтес, вскружившей голову королю. Король отрекся от престола в пользу принца Максимилиана, ирландскую авантюристку выдворили из Баварии, монархия сохранилась — на том «события» и закончились.

Дабы понять, что здесь к чему, следует прежде всего понять, что их привело друг к другу — шестидесятилетнего Людвига I и двадцатипятилетнюю богиню полусвета Лолу Монтес.

Тереза Баварская, 1810. Изображение: Йозеф Карл Штилер / Википедия

Принц-космополит

Людвиг Карл Август фон Виттельсбах, будущий король Баварии, родился довольно далеко от своего королевства — в Эльзасе. Его крестным отцом был французский король Людовик XVI. Детство, отрочество, юность наследника баварской короны прошли в Ганноверском королевстве, в Австрии и Италии.

С Баварией связывали разве что годы учебы в университете Ландсхута, из которого, впрочем, он перевелся в университет Геттингена. Но свою ландсхутскую альма матер Людвиг, став королем, перевел в Мюнхен. Таким образом LMU — исторически первый из двух мюнхенских университетов. LMU значит Ludwig-Maximilians-Universität, университет Людвига — Максимилиана.

В его названии запечатлены имена двух властителей: герцога Людвига IX, правившего Баварией в XV веке, и первого короля Баварии Максимилиана I. Следовательно, персоны Людвига I в названии университета «не значится». Хотя народная молва связывает старейший университет Баварии (и один из лучших в Европе) именно с ним. Ну, и с его папой, «королем Максом» — Максимилианом I.

По иронии судьбы, закат королевской карьеры Людвига тоже связан с университетом. Со студенческими бунтами. Но все это будет потом.

А пока юный Людвиг — сам студент, восторженно штудирующий классическое искусство, французскую, испанскую и итальянскую литературу. Он сам пишет стихи и пьесы. Произведения Ронсара, Данте, Сервантеса читает в подлиннике, ибо хорошо знает все три языка. Впоследствии стал изучать и русский язык. Чисто лингвистически, для него открылась вся Европа. Что и отразилось в дерзких планах европеизации Баварии, которые он не без успеха осуществлял, взойдя на престол.



Король-патриот

На престол он взошел после смерти «короля Макса», в 1825 году, в возрасте тридцати девяти лет, будучи уже зрелым мужем и одной из знаковых фигур европейской политики. Сегодня, например, мы не задумываемся о том, почему на государственном флаге Греции запечатлены цвета баварского флага — белый и синий. В этом тоже просматривается Людвиг. Он был последовательным филэллином («другом греков») — так называли тех, кто поддерживал борьбу греческого народа за свержение турецкого ига.

В 1821 году кронпринц Людвиг пожертвовал повстанцам на Балканах полтора миллиона гульденов — колоссальную по тем временам сумму. Благодаря чему греческая революционная армия оказалась хорошо вооруженной и сумела прогнать оккупантов. Османская империя признала независимость Греции, чьим первым королем провозгласили сына Людвига, Отто фон Виттельсбаха. Участники Лондонской конференции 1832 года — Великобритания, Франция и Россия — вынуждены были признать столь парадоксальный маневр в строительстве греческой монархии.

Тем временем Людвиг, сам уже будучи монархом, уверенно привязывал «маленькую» (до поры до времени) Баварию к европейской системе координат. Превращал ее в ключевую европейскую державу.

Важным экономическим фактором для Европы было развитие торговли, упрощение способов доставки товаров и грузов. Созданный по инициативе Людвига Южнонемецкий таможенный союз спрямлял континентальные торговые маршруты.

Южнонемецкий таможенный союз был совместным «продуктом» двух королевств: Баварского и Вюртембергского. И стал важной ступенью к формированию Немецкого таможенного союза, в который включились уже два десятка государств, от Балтийского и Северного морей до Альп.

Принципиально новые возможности для европейской торговли открыл канал Дунай — Майн, построенный к середине сороковых годов XIX века. Пожалуй, это было самое грандиозное детище Людвига I. По каналу грузовые корабли могли следовать из Дуная в Рейн. Да что там, открылся грузовой и пассажирский маршрут от Черного моря в районе порта Констанца до Северного моря в районе Роттердама. Сухопутная Бавария стала «перекрестком» двух морей.

Строительство первой немецкой железной дороги (Нюрнберг — Фюрт, в 1835 году) — еще одна незабываемая веха. Людвиг распорядился начать ее планирование практически сразу же с пуском первой в мире железной дороги, между Стоктоном и Дарлингтоном в Англии.

Первый железнодорожный проект Людвига не стал последним: по его указаниям проложены железнодорожные магистрали на запад, от Людвигсхафена на Рейне до Бексбаха в Сааре, в результате чего образовался транспортный узел с промышленными районами Швейцарии, и по меридиональной оси Баварии, с севера на юг, от Хофа до Линдау.

План первой баварской железной дороги. Изображение: Википедия

Бавария известна на весь мир церковным барокко и дворцовым классицизмом. Дворцовое строительство развернул Людвиг — но отнюдь не для себя, а скорей для народа. Фельдхернхалле и Триумфальная арка в Мюнхене своим художественно-архитектурным совершенством привлекают туристов со всего света. Дворцовые комплексы Глиптотеки, Государственного античного собрания, Старой Пинакотеки стали художественными галереями мирового значения.

Величественное здание Баварской государственной библиотеки — действенный символ просвещения. Валгалла — зал славы выдающихся личностей, которым, в свою очередь, обязана своей славой немецкая культура. Вот такой был король-строитель. Ему удавалось думать о людях, а не только о себе.

И свободами он был озабочен не только личными. Еще в 1826 году Людвиг I отменил цензуру — в очередной раз обогнав всю Европу.

Справедливости ради следует отметить, что с началом революционных событий он цензуру восстановил. Что ему, в общем, простили. А вот «беса в ребро» простить не смогли.

Фюртский разъезд, 1845 г. Изображение: Википедия

Пик бидермайеровской эротики

Самое время рассказать о Лоле Монтес. В октябре 1846 года она исполняла на сцене Дворцового и Национального театра свой «Танец с пауками», сваливший с ног все мужское население Мюнхена.

Сюжет танца таков. «Бедной» девице, на которой надето много юбок, показалось, что в них забрались пауки. И вот под энергичную мелодию фанданго она сбрасывает юбку за юбкой, пытаясь вытряхнуть и раздавить пауков. Наконец спадает последняя юбка. Исполнительница являет публике свое «ниже пояса без ничего» (на самом деле затянутое в телесного цвета трико).

Сегодня об этом говорят как о пике бидермайеровской эротики (бидермайер — художественный стиль первой половины XIX века). А тогдашняя критика писала о «кенгуриных прыжках» танцовщицы. Таланта, видимо, у нее было немного. Но смелости — ого-го!

Стриптиз на сцене дворцового театра — на это даже шестидесятилетний монарх повелся. Потерял голову. Забыв, что на ней корона. Потому потерял и корону.

Лола Монтес псевдоним. В действительности «испанку» звали Элизабет Гилберт, она была родом из графства Слайго на севере Ирландии, из захудалого дворянского рода. По роду деятельности (и по призванию) — авантюристка, объездившая много стран, от Индии до Америки.

В двадцатидвухлетнем возрасте, уже успев побывать замужем и развестись, она приехала в Испанию. Посмотрев, как танцуют местные женщины и кое-что переняв, она нагрянула в Лондон, выдавая себя за «танцовщицу из Севильи Марию де лос Долорес Поррис и Монтес». Несмотря на пышный набор имен ее быстро разоблачили как мошенницу и выдворили из британской столицы.

На этом, однако, не завершились ее похождения в европейском полусвете. Откровенные танцы перемежались с откровенными закулисными «сценами». Из-за нее стрелялись на дуэли. За ней волочились композитор Ференц Лист, оба писателя Дюма (отец и сын), тюрингский князь Генрих Лобенштайн-Эберсдорфский. В Берлине она пыталась вскружить голову прусскому королю Фридриху Вильгельму IV и русскому императору Николаю I.

Лола Монтес, 1847. Изображение: Йозеф Карл Штилер / Википедия

Публичный роман

И вот дошла очередь до Людвига I. Ему не удалось сохранить в тайне роман с Лолой Монтес. Роман стал публичным и жутко скандальным.

Растаявший монарх подарил любовнице шикарную виллу в Мюнхене, титул графини фон Ландсфельд и сумасшедшую денежную ренту.

Разумеется, баварцы реагировали с громким негодованием. Между прочим, основная «ярость масс» поднялась, когда король предоставил авантюристке баварское гражданство. В знак протеста министр иностранных дел Карл фон Абель подал в отставку. От Людвига отшатнулись и другие сторонники.

А Лола-Элизабет, как нарочно, провоцировала все новые скандалы. Дабы упрочить свое положение в обществе, она записалась в одно из мюнхенских студенческих обществ — Корпус Палатиа. Ей нравилось разгуливать в окружении свиты студентов, с их шпагами (так тогда полагалось) и задиристым духом. С одним из активистов корпуса, студентом Пайсснером, у нее, как утверждают, была любовная связь — при том, что и разгоряченный король навещал ее каждый день.

Попытка заполучить студентов на роль пажей привела к ссорам и дракам между сообществами. Нападение на саму Лолу, прогуливавшуюся по Театинерплац, — характерный эпизод смутного времени. Из-за студенческих беспорядков Людвиг распорядился закрыть свой родной университет.

Что привело к еще большим беспорядкам. Университет по-быстрому открыли, а Лолу выслали из Мюнхена. Но революция уже катилась на собственных колесах. Через три недели после высылки ненавистной «испанки» толпа горожан штурмовала здание Арсенала. Ее утихомирил, с пивом и душевными разговорами, принц Карл, брат короля. Но на следующий день все началось сначала.

Ради согласия с подданными Людвиг I издал историческую Мартовскую прокламацию с гарантиями гражданских свобод и избрания органов представительской власти. Реализация программы, заложенной в этом документе, превратила Баварию в конституционную монархию.

Но это было уже после Людвига. Поняв, что народ его разлюбил, король отрекся от престола в пользу своего старшего сына Максимилиана. Вот так и получилось, что Людвиг I остался в истории как последний в Баварии абсолютный монарх. А Максимилиан II стараниями отрекшегося отца стал первым правителем в рамках конституционной монархии.

Король Баварии Людвиг I, 1826 г., фрагмент картины. Изображение: Йозеф Карл Штилер / Википедия

Любит — не любит

Народ разлюбил — это еще полбеды. Оставшись «не удел», Людвиг убедился, что и Лола его разлюбила. А скорей всего, не любила никогда. Он продолжал обеспечивать ее деньгами. По некоторым данным, с 1846 по 1850 год Лола получила около 160 тысяч гульденов. Было чем «прикрыть зад», засвеченный в танце.

Узнав об отношениях Лолы с Пайсснером, король быстро к ней охладел. Некоторое время они переписывались, но и почтовый роман вскоре заглох.

Лола вернулась в Лондон и спешно вышла замуж за молодого офицера. Но поскольку в это время был жив первый муж, ее привлекли к суду за двоемужество и выслали из Англии. Последовали новые танцевальные гастроли во Франции и Бельгии — но уже без особого успеха.

Следующие творческие вспышки — за океаном, в Нью-Йорке, в бродвейском ревю «Лола Монтес в Баварии», где она играла саму себя. Гастроли в Калифорнии, в Австралии (тоже малоуспешные), очередное замужество. Апоплексический удар. И в финале — смерть от воспаления легких, в 1860 году.

А старый экс-король Людвиг умер в Ницце, пережив свою ветреную «несудьбу» на восемь лет.

Продолжение темы
Гаджеты Людвига II: баварский король был фанатом высоких технологий

Завершена реставрация знаменитой кареты Людвига II: фантастически навороченный экипаж можно снова увидеть во дворце Нимфенбург в Мюнхене. Революционные решения, примененные в конструкции кареты, — одно из свидетельств технической продвинутости сказочного короля, любимца всей Баварии, которого, впрочем, при жизни считали сумасшедшим. Рассказываем о наиболее значимых техно-инновациях Людвига и его гаджетах, которым более 130 лет. Читать полностью →

Читайте также:

Елена Шлегель

Старший редактор. Пассау


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс