День открытых зверей: Какой из двух зоопарков Берлина — самый-самый?

В одном Берлине — целых два зоопарка. Помимо знаменитого Zoologischer Garten есть еще и Tierpark, менее известный, но тоже интересный. У них разная история и они друг другу не конкуренты. Оба — «самые-самые»!

Гитлера захватили советские воины весной 1945 года во время уличных боев в Берлине. После окончания войны его вывезли в Москву. Московская часть биографии Гитлера была куда менее радостной. Он шипел от злости и отказывался принимать пищу. А вскоре издох.

Здесь нет исторической сенсации. Событие давнее, почти забытое. Может, и не событие даже, а солдатская байка. Но она вполне реалистична. Захваченный Гитлер — это тигровый питон, обитавший в берлинском зоопарке. Вместе с ним войну пережили лишь девяносто особей — из почти четырех тысяч питомцев. Шквальный огонь на берлинских улицах при наступлении Красной Армии — последняя точка в этой драме. Большинство же животных погибли раньше, во время авианалетов союзников.

Питона удалось спасти. Солдаты, которым змея оказалась обязана жизнью, дали ей кличку «Гитлер». Трофейного Гитлера отправили в Москву, но там он не прижился: то ли резкая смена условий сказалась, то ли недавний стресс от бомбардировок. В общем, Гитлер капут.

Но судьба некоторых зверей гораздо счастливей. В Московском зоопарке во вновь открытом после реконструкции террариуме можно увидеть знаменитого аллигатора из личного зверинца Гитлера. У него тоже «военно-историческое» имя: Сатурн. Аллигатору 85 лет. В гитлеровский зверинец он был переведен из берлинского зоопарка, в котором находился с 1936 года, а до этого жил в Америке.

Бегемот Кнаучке, переживший войну, скончался в своем родном зоопарке в 1988 году. Он не покидал Берлина, прожил в нем сорок пять лет. Конечно, не столь солидный возраст, как у Сатурна, но все же.

Представление о том, что все выжившие животные были взяты в СССР в качестве военных трофеев, ошибочно. Кстати, и Сатурн попал в Москву не в качестве трофея, а как подарок правительства Великобритании. Его переместили в конце войны из гитлеровского вольера снова в зоопарк, который оказался в британской оккупационной зоне. Вот почему Сатурн перешел в советские руки из английских.

Все эти штрихи звериных биографий косвенно отвечают на вопрос, почему Берлин стал чуть ли не единственной столицей в мире с двумя зоопарками.

Фото: Steffen Freiling / Zoo Berlin

Почему два?

Потому что и Берлинов, как мы помним, тоже было два. Западный и Восточный, «ихний» и социалистический.

Зоопарк отошел Западному Берлину. После сильнейших военных разрушений он был быстро восстановлен, уже к середине 1950-х годов функционировал практически в полном объеме. Здесь даже удалось организовать разведение редких видов животных, которым грозило вымирание, — от черного носорога до лошади Пржевальского.

На этом фоне становилось все заметней, что у столицы ГДР своего зоопарка нет. В ноябре 1954-го магистрат Восточного Берлина принял решение создать зоопарк в дворцовом парке Фридрихсфельде. А уже в 1955 году сюда поселили первых животных — четыреста особей, представлявших 120 зоологических видов. В основном это были подарки из других зоопарков: тигр из Москвы, марал из Ленинграда, зубр из Мюнхена…

Развитие «восточного» зоопарка тоже было быстрым и во многом уникальным. Изначально расположившись в парке, он развивался как ландшафтный зверинец, прославившийся, в частности, своим опытом разведения африканских слонов.

Дворец и парк Фридрихсфельде. Фото: Richard Stelzer / Tierpark Berlin

Вокзал на троих

Успехи параллельного развития привели к тому, что после объединения Берлина было решено сохранить оба зоопарка. Чтобы избежать путаницы, у них сохраняются разные официальные названия: западный — Zoologischer Garten Berlin, восточный — Tierpark Berlin

То есть, говоря по-русски, Зоологический сад и Парк зверей. Из этой словесной разницы происходит собственная путаница, отраженная в забавной берлинской присказке: «Тиргартен это парк, Тирпарк это зоологический сад, Зоологический сад это не парк, а все три — вокзалы». К названиям обоих зоопарков тут добавляется еще и знаменитый берлинский район Тиргартен (в переводе «Сад зверей»), который, вопреки названию, не является ни зоопарком, ни зоосадом. Хотя именно здесь расположен «западный» зоопарк.

И все три имени действительно присутствуют в названиях берлинских вокзалов.

Фото: Karl Broeseke / Tierpark Berlin

«Самые-самые»

Соперничество социалистической и капиталистической систем не только не повредило берлинским зоопаркам, но даже пошло на пользу. Оба достигли заметных высот. Оба — «самые-самые». Zoologischer Garten — старейший и самый уважаемый зоопарк Германии. Tierpark — крупнейший в Европе ландшафтный зоопарк

Площади зоопарков соотносятся как один к пяти. У западного 33 гектара, у восточного аж 160. Но если восточный демонстрирует семь с половиной тысяч животных, то западный — около двадцати тысяч! И при такой высокой численности здесь нет перенаселенности. Очень много мелких видов, они просторно уживаются в компактном пространстве. Знаменитый трехэтажный Аквариум поражает богатством насекомых и беспозвоночных, а не только рыб, земноводных и пресмыкающихся.

К тому же западный зоопарк по-прежнему внимателен к редким животным. Есть такие виды, которые, кроме как там, пожалуй, нигде больше и не увидишь. Ну и, конечно, богатство исторических традиций. Между прочим, старейший немецкий зоопарк возник как результат сговорчивости и покладистости прусского короля Фридриха Вильгельма IV.

В 1841 году правитель решил пожаловать нескольких животных для будущего берлинского зоопарка. Известный зоолог Мартин Генрих Лихтенштайн уговорил монарха сделать более щедрый жест: в дополнение к животным передать городу безвозмездно часть королевского фазаньего хозяйства в Тиргартене. Здесь и были заложены первые вольеры. А идея создания зоопарка принадлежит другому знаменитому ученому, Александру фон Гумбольдту. Который тоже уговорил короля оказать поддержку.

Старый зоопарк знаменит не только своими животными и научными открытиями, но и своеобразной архитектурой. Дом антилоп (построен в 1871 году) — один из самых экзотических объектов, демонстрирующий смелость архитектурных решений задолго до Корбюзье и Гауди. А «марсианский» купол Дома бегемотов являет смелость современной архитектуры. Таких примеров немало.

Архитектура Zoologischer Garten, около 1880 г. Изображение: Википедия

Новый зоопарк тоже имеет весьма богатую историческую часть, включая замок Фридрихсфельде, где первоначально располагалась его администрация. Ландшафтный простор обусловливает природную свободу содержания животных. Вольные выгоны диких зверей, в том числе медведей, — редкостное зрелище. Дом Альфреда Брема гармонизирует существование многих видов животных и растений, особенно тропических. «Дом толстокожих» (Dickhäuterhaus) — единственное в Германии место совместного разведения как африканских, так и азиатских слонов.

Фото: Karl Broeseke / Tierpark Berlin


Читайте также:

Елена Шлегель

Редактор. Пассау


Поделиться
Отправить
Класс