Здравствуй, папа!

Немцам, сдававшим в юности сперму в качестве донорского материала, впору хвататься за пузырёк валокордина. Много лет спустя к ним в дом может явиться половозрелый отпрыск и с полным правом сказать: «Здравствуй, папа!».



До последнего момента немецкие клиники репродуктивной медицины хранили информацию о сдающих сперму в строжайшей тайне. И именно на таких условиях сами доноры соглашались предоставлять медикам свой, выражаясь профессиональным языком, биоматериал. Но недавно Федеральный суд Германии постановил, что любой, даже несовершеннолетний ребёнок, рождённый от донорской спермы, имеет право знать имя своего биологического отца. Если хочет, конечно. А большинство таких «донорят» хочет обязательно!

Поколение из анонимной пробирки

Считается, что в Германии живёт примерно сто тысяч таких детей. По-немецки они называются Spenderkinder, то есть «дети от доноров», если дословно. Совсем немногие из них знают тайну своего происхождения: отец в зачатии не участвовал, вместо него была купленная родителями пробирка с анонимным биоматериалом. Когда такие дети вырастают, у них остро встаёт вопрос: кто тот человек, чья кровь течёт в моих жилах? Чьи у меня глаза и почему группа крови не совпадает с родительской?

— Да вы себе даже не представляете, что мы чувствуем! — пытается объяснить мне Анна. Ей 30 лет и она — «донорский» ребёнок. — Такое ощущение, что стоишь вроде бы на двух ногах, но стабильности нет. Под одной — твёрдая почва, а вторая будто в туман какой-то проваливается. Каждому из нас нужно обязательно хоть раз в жизни увидеть генетического отца!

Анна и другие представители первого поколения «донорских» детей, повзрослев, нашли друг друга через интернет и в 2009 году объединились в союз. В него входит 70 человек в возрасте от 18 до 49 лет и они активно отстаивают свои интересы — политические и социальные.

По букве закона

Право знать своё происхождение гарантирует немецкий «Основной закон». Такая статья была включена в него в 1989 году. Тогда, правда, расчёт делался на приёмных и внебрачных детей. И только в 2013 году был создан первый прецедент, коснувшийся зачатых от донорской спермы детей. Публично раскрыть тайну своего происхождения решила девушка по имени Сара из немецкого города Хамм. Она обратилась в суд с требованием заставить врачей назвать ей имя мужчины, при использовании биоматериала которого произошло зачатие. Изначально врачи истице в этой просьбе отказали: ведь они обещали донору анонимность. Но суд посчитал, что Сара, уже ставшая взрослой женщиной, имеет право на информацию о своём родителе. Вслед за Сарой знакомиться со своими биологическими отцами отправились и другие «донорские» дети.

В начале уже 2015 года суд предоставил такое право всем таким детям, вне зависимости от того, достигли они совершеннолетия или нет. На этот раз истцами, дошедшими до высшей судебной инстанции, были родители двух девочек 12 и 17 лет, зачатых при помощи анонимного биоматериала. В обосновании судебного решения говорится, что знание своего происхождения является «неотъемлемой частью прав личности в целом».

baby-1435097-web-pixabay

Фото: pixabay.com (CC0 Public Domain)

За отца ответишь

В союзе Spenderkinder решением суда довольны. Но вот медики, работающие в сфере репродуктивной медицины, от нового закона не в восторге. Очередей доноров в клиниках репродуктивной медицины и так не наблюдается: удовольствие и сомнительное, и неприбыльное. За удачную «пробу» платят примерно сто евро, но перед процедурой предстоит пройти полное медицинское обследование. Так что овчинка выделки не стоит, и сдача спермы — это удел бедных студентов либо альтруистов, желающих помочь бездетным женщинам.

А после принятия нового закона может возникнуть масса дополнительных сложностей, которые пока еще юридически чётко не прописаны — прецедентов не было. Но у любого потенциального донора спермы возникает логический вопрос: а что, если «заказчица» биоматериала подаст на алименты? А вдруг сама «кровиночка» будет претендовать на наследство или оттяпает недвижимость?

Теоретически это возможно, хоть и маловероятно. В Германии воспользоваться услугами спермобанков имеют права только гетеросексуальные пары, а значит, у «донорского» ребёнка обязательно есть социальный отец. Пока отцовская «вакансия» занята фактическим отцом, биологический отец никакой — в том числе, и финансовой — ответственности за своего ребенка по крови не несёт. Но вот если ребёнок, достигнув совершеннолетия, узнает имя донора и обратится в суд с иском на признание отцовства, то донору действительно придётся отвечать за «грехи молодости» финансово.



Непорочное зачатие: цена вопроса

В некоторых случаях — например, химиотерапия у онкологических больных — бесплодие прогнозируемо. Таким пациентам немецкие врачи предлагают сохранить собственный биоматериал, чтобы потом, при планировании беременности не пришлось обращаться к донорскому. И сперматозоиды, и яйцеклетки можно заморозить на будущее. Технология не суперновая, но главное, доктора сами говорят об этом с пациентами, ведь перед облучением думаешь только о том, чтобы выжить.

Сейчас специалисты ратуют за то, чтобы эту процедуру оплачивали кассы медицинского страхования. Замораживание биоматериала доступно, но недёшево — порядка 700-800 евро за сперму и около 3 000 — 3 500 евро за яйцеклетки. Помимо этого платить нужно и за хранение клеток. Пока политикам удалось добиться того, что несколько первых попыток искусственного оплодотворения (4 500 евро процедура) для супружеских пар покрываются государственными страховками.

Искусственное оплодотворение при использовании донорской спермы было полностью легализовано в Германии в 1970 году. Воспользоваться услугами банка спермы могут супружеские пары, в которых мужчина по медицинским показаниям не может иметь детей. Для одиноких женщин и тех, кто состоит в однополом зарегистрированном партнёрстве, такой возможности юридически нет. За услугу спермобанка бездетной паре придётся заплатить примерно 3 000 евро.

Донорство же яйцеклетки в Германии запрещено категорически. В 1991 году вступил в силу так называемый «Закон о защите эмбрионов», загнавший немецкую репродуктивную медицину в жёсткие рамки. Он запрещает любые действия, которые могут повлечь за собой «неправомерное» обращение с зарождающейся человеческой жизнью. Помимо донорства яйцеклетки таковыми являются намеренное оплодотворение более трёх яйцеклеток одновременно, оплодотворение женщин, планирующих отдать будущего ребёнка на усыновление и суррогатное материнство.

Ксения Максимова

Шеф-редактор. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс