Работа — не волк: кто такие берлинские антикарьеристы

   11.10.2016   Жизнь

Работать по 12 часов в сутки, постоянно находясь в стрессе, и жертвовать ради всего этого друзьями, семьей, личной жизнью — для многих это сегодня норма. Но не для всех. В берлинском Центре отказа от карьеры «Дом Бартлби» (Haus Bartleby. Zentrum für Karriereverweigerung) объясняют, как не пасть жертвой трудоголизма.

Несколько лет назад мир захлестнула волна дауншифтинга — философии простой жизни ради самого себя и отказа от навязанных извне целей. Многие успешные люди отказывались от бесконечной погони за богатством, престижем и карьерой и начинали заботится о душе и своем внутреннем мире.

Идея была не нова. В свое время еще Лев Толстой, забросив университет и маячившую на горизонте карьеру юриста, закинул лапти на плечо и ушел в поля.

Уехал от семьи и пятерых детей из Франции аж на Таити художник Поль Гоген, чтобы написать свои знаменитые полотна. Выбрал одиночество и затворничество Джером Сэлинджер, автор «Над пропастью во ржи». Написав это произведение, писатель неожиданно закрылся от всех, увлекся духовными практиками и стал сочинять рассказы только для себя, отказываясь их печатать.

Не чуждыми идеи дауншифтинга оказались даже коронованные особы. Российский император Александр I, по одной из версий вовсе не умер от брюшного тифа в 1825 году в Таганроге, а забросил царский престол и ушел в народ, превратившись в сибирского старца-отшельника Федора Кузьмича.

У идеи дауншифтинга и сегодня есть свои верные адепты по всему миру, особенно в странах с постиндустриальным обществом. И Германия — не исключение.

Фото: Vladimir Melnikov / Shutterstock.com

Фото: Vladimir Melnikov / Shutterstock.com

В начале этого века поля и леса сменились на Гоа и Бали, а лапти — на коврик для йоги и серф. Но через несколько лет общество переболело и этим. Клерки вернулись с островов в офисы, переоделись из пляжных шорт в костюмы и начали по новому воплощать идею дауншифтинга: теперь они не отказываются от уюта и комфорта, но считают, что путь к ним лежит вовсе не через карьеру. Точнее так: не стоит класть голову на карьерный алтарь в погоне за прелестями цивилизации — их у современного человека и так достаточно, чтобы жить комфортно.

Основная идея нео-дауншифтеров (или, если хотите, антикарьеристов) заключается в том, что в современном обществе человек не должен выбирать между душой и телом, между личной жизнью и карьерой. Нужно найти баланс, источником которого является изначальное самоопределение, когда человек определяет свое призвание, свою профессию, цель своей жизни, ориентируясь не на материальную необходимость (такие как оплата жилья, социальный статус, стремление быть успешным в глазах общественности), а на свои мечты, способности и желания.

Проще говоря, все мы хотим жить хорошо и сыто, но при этом не гробить себя на работе. И современная экономика должна нам в этом помогать, а не превращать нас в «человеческие ресурсы», которые только и обязаны, что работать, работать и еще раз работать.

«Работай только в том случае, если тебе это приносит удовольствие», — вот такая она, основная идея берлинского Центра отказа от карьеры Haus Bartleby.

Основателями берлинского Центра отказа от карьеры являются трое молодых людей — бывшая редактор информационного бюро (пресс-атташе) Социал-демократической партии Германии, журналистка и писательница Аликс Фассман (Alix Faßmann), актер Йорг Петцольд (Jörg Petzold) и драматург, журналист и писатель Ансельм Ленц (Anselm Lenz).

Когда-то эти трое тоже строили свою карьеру. Их мечтой было забраться как можно выше по той самой карьерной лестнице. Они рвались вперед, вверх, стремились, горели… И перегорели, поняв, что больше не могут. Как герой рассказа Германа Мелвилла писец Бартлби, который день за днем переписывает бесконечные судебные бумаги в частной юридической конторке в Нью-Йорке и однажды решает бросить работу и говорит при этом: «Я бы предпочел отказаться» (“I would prefer not to”). Они предпочли тоже.

В 2011 году Фассман уволилась с престижной работы, купила дом на колесах и уехала на Сицилию. Там она познакомилась с Ленцем. Тогда-то и зародились первые идеи об организации Центра. Чуть позднее к ним присоединился Петцольд, также уставший от постоянной борьбы за карьерный «лакомый кусочек». И втроем в 2014 году они открыли свой Центр отказа от карьеры Haus Bartleby.

Штаб-квартира Центра находится в берлинском районе Нойкельн, в помещении магазина автозапчастей. Владелец магазина — пожилой берлинец, которому от карьеры отказываться уже поздно. Но он в восторге от самой философии Центра. «На благое дело» он бесплатно выделил троим друзьям под офис десять «квадратов»:

«Мне любопытно, чем их идея обернется. В любом случае все это здорово!» — говорит Клаус.

На двери офиса — логотип Центра, с названием, годом основания и двумя горностаями.

«Раньше в шубах из меха этого маленького зверька ходила знать, — объясняет Аликс Фассман. — Тогда одежда была символом власти, статуса. Впрочем, как и сейчас. Твой костюм определяет, относишься ли ты к тем, кто уже наверху, или еще нет».

Но логотип, офис и идея — это не единственные достижения «Дома Бартлби». На их счету уже три крупные публикации: книга Аликс Фассманн «Работа — это не наша жизнь» (Arbeit ist nicht unser Leben), труд, написанный тремя основателями Центра в соавторстве с философом и писателем Патриком Шпетом (Patrick Spät) «Откажись от всего!» (Sag alles ab!) и последняя работа «Суд капитализма» (Das Kapitalismustribunal), изданная Фассман, Петцольдом, Ленцем и новым 27-летним членом «Дома Бартлби» Хендриком Соденкамом (Hendrik Sodenkam).

Кроме этого Центром регулярно проводятся встречи, выступления социологов, авторов книг и психологов, устраиваются дискуссии.

«Наши двери всегда открыты для тех, кто вдруг задался вопросами: почему мы работаем? кто решил за нас, что карьера так важна? мы производим вещи, потому что они нам на самом деле нужны или ради того, чтобы заработать деньги? И неважно, кто к нам приходит, кассир супермаркета или дипломированный инженер», — говорит Аликс Фассман.

«Суд капитализма» — это не просто книга или проект. В мае 2016 года в Вене состоялось судебное слушание, в ходе которого были рассмотрены реальные случаи дискриминации, унижений и увольнений сотрудников некоторых крупных и довольно известных компаний. 400 жалоб были направлены в Центр отказа от карьеры, чтобы тот стал официальным представителем истцов в суде. А в число «обвиняемых» вошли крупные концерны, например, химическая компания BASF, а также и Федеральное правительство Германии (Bundesregierung). «Суд капитализма» содержит и основные законодательные положения для «новой» будущей экономики. Вот так, ни больше ни меньше.

Кроме конкретных примеров неправомерного отношения к сотрудникам на суде рассматривались и глобальные вопросы: система выплат по безработице Hartz IV, проблемы европейской системы здравоохранения, приватизация домов престарелых. Члены «Дома Бартлби» высказались против использования термина «человеческие ресурсы». Целью судебного слушания было показать, что «сегодняшней экономике капитализма нет места в будущем, она должна быть заменена на экономику для человечества».

Что подразумевается под этой новой экономикой? Об этом и идет речь в книгах, написанных организаторами и членами Центра. Если кратко — то это та система экономики, при которой человек сам выбирает свою профессию и дело, ориентируясь в выборе на свои желания и способности, а не на необходимость зарабатывать как можно больше, чтобы в дальнейшем иметь возможность оплачивать свое жилье, свой автомобиль и свою старость.

Организаторы «Дома Бартлби»

Организаторы «Дома Бартлби» Аликс Фассман, Йорг Петцольд и Ансельм Ленц на презентации книги «Суд капитализма» (Das Kapitalismustribunal). Фото: Википедия

Кому-то такая идея покажется утопией. Тем не менее, членами Центра становится все больше и больше известных ученых, писателей, журналистов, философов, психологов и просто обычных людей, перегоревших на работе и решивших наконец-то разобраться, что является истинной целью их жизни.

Есть среди членов Центра даже известные политики. Например, бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис (Yanis Varoufakis). Одна из глав книги «Откажись от всего!» написана именно им. А это уже как минимум интересно — узнать, каким образом отказ от работы и карьеры отдельных трудоспособных граждан, по мысли экс-министра, соотносится с экономическим ростом государства, и представить, что станет с Грецией, если все греки таки последуют заветам Варуфакиса.

Критики «Дома Бартлби» не раз пытались подловить организаторов: «То, чем вы занимаетесь, ваши стремления, цели, разве это не чистой воды карьеризм, против которого вы выступаете?» Но нео-дауншифтеры только смеются:

«Наша деятельность имеет куда более высокий смысл. Мы работаем сейчас для того, чтобы вы имели возможность не работать потом».


Читайте также:

Яна Жаркова

Коммерческий редактор. Штутгарт


Поделиться
Отправить
Класс