Орднунг, которого больше нет

Ordnung muss sein («Порядок должен быть») — эту фразу наверняка слышали даже те, кто никогда не учил немецкий язык. Порядок и Германия воспринимаются в сознании иностранного обывателя как синонимы. Однако время идет, орднунг меняется, а точнее его становится в Германии все меньше — и в быту, и в головах немцев, уверен наш колумнист Сергей Гапонов.

В материале содержатся личное мнение, позиции, опыт, оценки и выводы автора. Они могут не совпадать, либо полностью расходиться со взглядами редакции «Живого Берлина». Если вы также хотите высказать свое мнение по данному или другому вопросу, напишите нам.

Очень люблю анекдот про расейское разгильдяйство, которым в Москве, Челябинске и Магадане некоторые бравируют до сих пор: мол, страна большая, два часа зазору туда-сюда — не проблема. А анекдот такой:

Лето 1942-го. На главный вокзал в Берлине приходит мужик.
— Когда поезд на Мюнхен?
— В 16 часов 15 минут 35 секунд!
— Как? Даже с секундами?
— А что вы хотите? Война!

В тот же день другой мужик — естественно, по-русски — спрашивает на Павелецком:
— На Саратов когда паровоз?
— Должен был в два. Теперь, возможно, пойдет в шесть, хотя не исключено, что перенесут на завтра. А то и совсем не будет.
— Как же так?
— А что вы хотите? Война!

В анекдоте Россию с Германией, естественно, сравнили не просто так. Немецкие пунктуальность и орднунг для многих (и не только на просторах бывшего СССР) — это как аксиома, которая, как известно из школьного курса геометрии, не нуждается в доказательстве. Но уже оказавшись здесь, в Германии, любители аксиом нередко разочаровываются. От знаменитой пунктуальности и повсеместного орднунга добропорядочных бюргеров и бюргерш не осталось и следа.

Рекламный плакат банковского форума. Изображение: Commerzbank Group

Сегодня вполне в порядке вещей, записавшись на определенное время к врачу, просидеть у него в комнате ожидания часок, а то и полтора сверх нормы, как будто ты и не записывался вовсе. Можно и на автобусной остановке лишних сорок минут прождать автобус. И договорившись с сантехником о замене крана, так и не увидеть ни сантехника, ни новый кран. Причем звонки мастеру на мобильный останутся без ответа. Как может остаться без ответа письмо налоговому консультанту, в котором заданы важные финансовые вопросы. Но главный вопрос, на который не ответит и сам министр финансов: а как и когда это случилось с Германией?

У меня об этом спросил один российский пенсионер Алексей Федорович Кислицын в мае прошлого года. И я честно ответил: не знаю.

Старший брат Алексея Федоровича, Николай Кислицын, воевал с 42-го, дошел до Берлина, после войны остался служить в Германии. В апреле 46-го в Потсдаме разбился на мотоцикле. Николая похоронили с воинскими почестями на советском военном кладбище. Но могила затерялась. Найти ее удалось стараниями родственников только через 70 лет. И вот Кислицын-младший (а ему уже восемьдесят) из далеких по местным меркам Чебоксар сел в поезд и поехал в первый и, вероятно, в последний раз в жизни поклониться могиле брата. Я должен был встретить его в Берлине на главном вокзале. Однако поезд вовремя не пришел. Не пришел и через десять минут, и через пятнадцать. На табло лишь горела надпись: «задержка». Я позвонил гостю на мобильный.

— Стоим на каком-то Лихтенберге! — доложил Алексей Федорович.
— Что говорят, когда поезд пойдет? — спросил я.
— Ничего не говорят! Сказали, стоять пока будем.
— И причины не называют?
— Нет.

Расписание поездов с указанием опоздания в минутах (справа). Фото: Fabian318 / Википедия

Я забрал старика на Лихтенберге. Поезд так и стоял, как вкопанный. Недоумевающие пассажиры спрашивали у меня, где метро и как проехать на главный вокзал своим ходом.

— А мы думали, у вас тут все по минутам, без сбоев, — всерьез расстроился Алексей Федорович.

Я в ответ лишь улыбнулся.

Кстати, и сами немцы иногда довольно скептически относятся к тезису о пунктуальности немецких же поездов. Про железную дорогу в Германии ходят шутки, столь же популярные, как в России — анекдоты про Вовочку. Мой товарищ Ханс рассказал мне одну из них.

Контролер проверяет билет у дамы весьма преклонного возраста и говорит:

— Но это ведь детский билет!
— Конечно! Теперь вы представляете, как долго я ждала поезда!

Но в каждой шутке, как известно, — лишь доля шутки. А остальное — правда. Недавно журналисты ARD решили проверить, соответствует ли действительности официальное заявление компании Deutsche Bahn по поводу того, что 95 процентов поездов в Германии отправляются и прибывают точно по расписанию. Результаты журналистской проверки могут сильно огорчить железнодорожников. Дело в том, что по принятым нормам, опоздание поезда на 6 и меньше минут не считается опозданием, и такие поезда фиксируются как пришедшие по расписанию.

Но часто — и чем дальше, тем чаще — 5-6-минутные задержки приводят к тому, что пассажиры, которым нужно пересесть на другой поезд, сделать этого не успевают. Им приходится ждать следующего иногда час, а иногда и больше. В результате клиент Deutsche Bahn оказывается в конечной точке путешествия гораздо позже намеченного времени. Недовольных ситуацией, сложившейся в последние годы на железных дорогах, тысячи. И официальные выкладки транспортников вряд ли помогут.

* * *

Журналистам ARD очень не понравилась, кстати, не только железнодорожная непунктуальность и желание транспортного гиганта сохранить хорошую мину при плохой игре, но и количество мусора и грязи в поездах и на вокзалах. Это, между прочим, как говорят музыканты, отдельная песня. В Германии некоторые города буквально соревнуются в том, кто грязнее. И Берлин, похоже, занимает в этой гонке первое место.

На днях я заехал в гости к тому самому Хансу, который рассказал мне шутку про бабушку и детский билет. Во дворе его дома я обратил внимание на переполненный контейнер для бумаги. Рядом стояли несколько пакетов, не поместившихся в голубой пластиковый короб. Ветер разнес по двору газеты и грязные салфетки.

— Уже три дня не забирают! — пожаловался Ханс. — Я вчера вечером им звонил, обещали сегодня забрать, но не приехали…

Мне вспомнилось, как года три назад Ханс, руля правой рукой, левой выбросил из машины на Унтер-ден-Линден обертку от мороженого.

— Что ты делаешь? — удивился я.
— Я плачу приличные налоги. Пусть за мной убирают коммунальные службы!

Да, и много лет назад переполненный мусорный контейнер на улице можно было встретить, но речь шла о единичным случае на весь Берлин. Теперь для того, чтобы отходы забрали, приходится звонить и упрашивать. И положительный результат звонка не очевиден.

Нередкая картина на улицах немецких городов. Фото: Википедия

А моя соседка, фрау Кольтерман, несколько раз звонила в управляющую компанию и просила их прийти, чтобы посмотреть на стены квартиры. Она живет на первом этаже. Дом в середине 90-х был построен на скорую руку, о традиционном немецком качестве говорить не приходится (впрочем, это еще одна отдельная тема), гидроизоляцию положили плохо, и на сырых стенах изнутри выступает плесень. Фрау Кольтерман, к слову, ежемесячно переводит со счета, как и все жильцы дома, приличные коммунальные платежи. Она даже провела собственное расследование, и оказалось, что эти деньги за услуги управляющей компании — самые большие для такого (совсем не «люксового») дома во всем Берлине. Несмотря на это, инженер навестить мою соседку не торопился, а когда все-таки — после нескольких звонков — навестил, пообещал подумать, что можно сделать с плесенью. И канул в Лету. Фрау Кольтерман так до сих пор и ждет решения ее вопроса.

Мне же приходится ждать ответа от моего налогового консультанта. Я хотел рассказать ему о своей проблеме, которая возникла в результате его «консультирования», по телефону. Но он человек занятой. Попросил меня изложить суть вопроса в письменном виде. Суть изложена. Письмо отправлено. Прошло два месяца. Нет ни ответа, ни звонка.

* * *

И напоследок. Коренной ленинградец, приехавший в Берлин двадцать лет назад, простоял зимой на остановке в ожидании автобуса вместо пяти минут сорок. Вместе с ним мерзли еще человек десять коренных берлинцев. Когда автобус все-таки приехал, ленинградец сделал замечание водителю по поводу опоздания. Водитель искренне удивился: причем тут он?

— В городе пробки.
— Но вы могли хотя бы в микрофон извиниться за задержку перед пассажирами!

Удивительно, что такое предложение не понравилось не только водителю, но и самим пассажирам. Некоторые из них испуганно посмотрели на недовольного.

Хотя — нет. Не удивительно. Орднунг и пунктуальность начинаются с порядка в головах. А где же его взять, когда везде одна разруха, в головах — в том числе?

Вон и обертка от мороженого на Унтер-ден-Линден лежит. А чего вы хотите? Война!

В материале содержатся личное мнение, позиции, опыт, оценки и выводы автора. Они могут не совпадать, либо полностью расходиться со взглядами редакции «Живого Берлина». Если вы также хотите высказать свое мнение по данному или другому вопросу, напишите нам.

Читайте также:

Сергей Гапонов

Берлин


Поделиться
Отправить
Класс