Записки очень позднего переселенца #4

Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами раздела «Открытая линия». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?

(Продолжение. Здесь читайте начало, а также вторую и третью части)

Хайм*

«Любите ли вы хайм, как люблю его я? Ненавидите ли вы хайм, как ненавижу его я?»
Подражание Станиславскому, подслушано на вахте

Хайм требует отдельного многосерийного поста, где можно растечься мысию по древу**, описывая радости и боли, гомерический хохот и слезы, и все тщетно. Потому что невозможно посредством бездушной клавиатуры передать те эмоции и страсти, которые переживают обитатели этого места призрения*** ПП.

Вообще, в Берлине в настоящее время есть 15 самых разнообразных хаймов, не считая домов престарелых и приютов для беженцев. Для женщин, инвалидов, студентов, психически больных, наркомов, бездомных и граждан в безвыходной ситуации. Но конкретно для ПП предусмотрено три пристанища разной степени комфорта.

Я попала в общежитие коридорного типа на Трахенбергринг, 71 (и да, объявляю минутку смеха для людей с незатейливым чувством юмора, как у меня). Кстати, с немецкого это никак не переводится. Ну, типа, какое-то горное кольцо. Так как перевод отсутствует, подозреваю, что именно то горное кольцо, о каком вы подумали.

Но не о названии речь. В конце концов, на этом кольце располагается не только моя родимая общажка, но и весьма достопочтенные заведения. К примеру, здесь обретается клуб South Beach Berlin, где реально можно сразиться в пляжный волейбол на настоящем белоснежном песке и потренироваться на скалодроме, какое-то учреждение научно-офисного типа и еще куча достопочтенных домов весьма небедных берлинцев.

Так вот, 4-этажный хайм на Трахенбергринг, что в районе Темпельхоф-Шёнеберг на станции Мариенфельде. Там есть все, что необходимо современному человеку, чтобы жить, не испытывая в чем-либо нужды и даже, при достаточной сноровке и хитроумии, не тратя ни копейки. Собственно 15-метровые комнаты для одиночек и 30-метровые — для семейных. На каждом этаже по две кухни с электроплитами и закрывающимися на замок шкафчиками, а также женские и мужские туалеты и души. Прачечная с четырьмя мощнейшими стиральными и сушильными машинами самой дорогой фирмы (боже, как я раньше жила без сушилки? и как я сегодня без нее живу?). Тренажерный зал в подвале со всякого вида снарядами для усовершенствование своей бренной оболочки. Два «красных уголка»: в подвале с телевизором и на третьем этаже — с вайфаем. Беспроводная связь присутствует равным образом в вестибюле и на улице. По хайму постоянно барражируют слухи о комнатах, где также можно волшебным образом поймать сеть, однако мне не довелось на собственном опыте испытать эту радость земную — вечно мерзла на лавке у входной двери. Всякому заселяющемуся в хайм дается «секретный» пароль, который позволяет пользоваться этим достижением современной цивилизации. Во дворе устроена парковка для бедных ПП, уже подсуетившихся обзавестись автомобилями. Для остальных в изрядном количестве стоят велосипеды, которые можно арендовать в случает надобности.

Парковка для хаймовских великов, которые выдаются по записи напрокат
Бесконечный хаймовский коридор

Кухня. Вид в профиль

 

Вход в туалет с наглядной агитацией

Прачечная. Стирай — не хочу

Вестибюль с вайфаем. Желтая будка в центре когда-то была телефонной. Сегодня это просто место уединения для хаймовских аутистов

Площадка для отдыха, она же детская площадка. Зимой довольно тоскливо, но с наступлением тепла все меняется

Кроме того, имеется детская игровая комната, где с понедельника по пятницу работает воспитательница. Комната с благотворительной одеждой. Один — два раза в месяц хаймовские стиляги получают возможность затариться там элитным сэконд-хэндом.

Вход в детскую комнату на первом этаже рядом с кухней

Никаких сутолоки и ералаша. Все по часам и на все необходимо записываться. К примеру, на стирку или тренировку в тренажерке.

И самое главное! Тафель. Когда в коридоре звучит это волшебное слово, все радостные хаймовчане несутся в подвал с тарелками и пакетами, рискуя поломать ноги или свернуть голову. Я сие слово переводить даже вам не буду. Короче, эта такая организация, которая привозит в разнообразные богадельни продукты из супермаркетов, булочных и тп. Заметьте, это не какая-то там просроченная и негодная для употребления еда. Просто в Германии считается, что вчерашний хлеб продавать нельзя, а овощи и фрукты должны быть ежедневно свежайшими.

Очередь на тафель

Не знаю, как ныне, а в мою хаймовскую бытность по будням тематический тафель случался ежедневно. К примеру, в понедельник вечером привозили разнообразные хлебобулочные и кондитерские изделия, включая элитные пирожные и тортики. А накануне праздников, особливо перед Рождеством, в хайме случается тафельское изобилие и раздолье с изделиями мясо-молочной продукции.

 

Скромные тафельские радости хаймовчан

Бонусом для желающих гастрономического разнообразия в шаговой доступности разбросаны все типы немецких супермаркетов Aldi, Penny, Rewe, Lidl, Netto, а через одну остановку на электричке — Kaufland.

И еще. В хайме не переводятся старожилы, которые снисходительно глядят на вновь прибывших, вдумчиво затягивая сигаретами, которые покупают не в магазинах, а по дешевке у местных вьетнамцев. Или небрежно кидают взор через плечо, сидя за стационарным компьютером (есть там и такие, на них тоже необходимо записываться) в вестибюле. Они прошарены, они все повидали, они могут дать совет по любому поводу. Но не печалься, вновь прибывший скиталец. Не пройдет и месяца, и ты тоже станешь старожилом, и в твоем взгляде тоже появится ленца и пепел.

Тем, кто читает этот нехитрый рассказ и собирается ехать в Берлин, уже считай повезло. Мне — нет, я была наивным младенцем в этом особенном мирке, который вовсе не является ни Германией в общем, ни Берлином в частности. Это своеобразная территория со своими традициями и нравами. Заселиться в хайм просто, но чтобы из него вырваться требуется железная воля и настойчивость. Вход двадцать евро, а выход тысяча. Мой веселый читатель, ты можешь подумать, что это шутка. Так сказать, художественный образ. Но нет, чистая правда. И позднее ты в этом убедишься.

Впервые окинув унылым взором свое новое жилище я впала в некоторое отчаяние. Комната размером пятнадцать квадратных метров была чрезвычайно уютной, вмещая две кровати полуторные, стол обеденный, холодильник дребезжащий, умывальник керамический, два стула деревянных и шкаф типа двухместный гроб. То есть по правилам данного общежития эти апартаменты были рассчитаны на двоих, и этот кто-то второй здесь уже жил, о чем свидетельствовало в избытке разложенное там и сям имущество.

Напоминаю, я прибыла все с тем же «самым большим чемоданом из Ашана». Он никуда не делся. И мы с ним были здесь явно лишними, потому что он занял последние два квадратных метра в центре этих роскошных апартаментов. Я плюхнулась на свою новую кровать и пригорюнилась. «Ну, ничего, — бодрила себя я. — Я прям как найду щазже квартиру, и через три дня меня здесь только и видели!»

(Продолжение следует)

Хайм* — общежитие, приют для переселенцев, беженцев и прочих граждан без крыши над головой.

Растечься мысию по древу** — Цитата из «Слова о полку Игореве»: «Боян веший, если комуто хотел сложить песнь, растекался мысию по дереву, серым волком по земле, сизым орлом под облаками». Растекаться мыслью по древу — неверный перевод. «Мысь» в переводе со старославянского «белка».

Место призрения*** — благотворительное заведение, типа богадельни.

 

paxpistor

__________________________________________________
Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами раздела «Открытая линия». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс