Записки очень позднего переселенца #2

Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами раздела «Открытая линия». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?

(Продолжение. Начало читайте здесь)

Фридланд

И вот я сижу в самолете Москва — Ганновер. Опустим мои сборы, вопли: «Боже мой, я не знаю, что надо брать: соболя, бриллианты, акции, старинные прабабушкины драгоценности, пилку для пяток…?» До самого последнего дня я сидела посреди нежно любимой, оставляемой навеки квартиры и со скрипом соображала, что же самое важное положить в этот самый большой чемодан в Ашане. В итоге я стартовала с полупустым багажом и отягощенной разнообразными сомнениями головой.

Почему Москва — Ганновер? Да потому что этот нижнесаксонский административный центр с аэропортом будет поближе к Фридланду — так называемому лагерю-распределителю для людей, покусившихся на звание ПП, а также беженцев из разнообразных интересных стран. Как уверяет Википедия, фридландский лагерь за всё время его существования обработал почти четыре млн человек.

Вот именно здесь, рядом с корпусом 12а, год назад можно было ловить вайфай. А если идти прямо по дороге и налево, упрешься в единственный в деревне магаз

Я явилась туда, в понедельник, аки тать в нощи, громыхая колесами того самого чемодана и нарушая покой полумертвого селения. По дороге скидывала свои унты и соболя (шучу, нет у меня никаких унтов). После мороза и ненавистного снега десятиградусная (в плюсе) зима стала для меня отличным подарком.

Фридланд встретил тишиной и полной тьмой. Но я не из тех, кто пасует перед трудностями. Я из тех, кто гуглит. Друзья, призываю вас, читайте форумы. Однако лишь в том случае, если вы не очень впечатлительны. От души призываю откладывать в мозгу только полезную инфу. Как-то: где вайфай, душ, магаз и т.д. Такие вещи пригодятся обязательно. И вот совершенно не стоит тратить время на записки эмоциональных барышень и впечатлительных бруталов о несъедобной еде, грязных простынях или неласковых бераторах*. Это у всех по-разному, я вам скажу. Зависит от ваших благонравия и щепетильности или, напротив, бесшабашности и неприхотливости.

Фридландский double twin. Мой ярус — второй))

И вот то, что я сейчас изложу, откладывать нигде не надо. Насчет душа и бесплатного вайфая — уже не актуально, все меняется. Главное, что они там есть. А ведь были и иные, времена, полные лишений и виртуального поста. Люди оставались в изоляции от мировых новостей и стенаний далеких родственников. А что касается, еды, чистоты, присутствия многонационального населения в столовой — то мне все было гуд. Видимо, я все-таки принадлежу к бесшабашным и неприхотливым особям.

Стандартный фридландский обед

И еще: мне очень повезло, поскольку не пришлось торчать в этом благословенном месте с двухярусными кроватями и бесплатными обедами из гуляша, яблока и нелимитированного количества булочек в течение двух недель, как те граждане, кто прибыл сюда со всем своим семейством из пятнадцати человек и желанием поселиться не где-нибудь, а в богатой Баварии. Меня терпели там ровно три дня и четыре ночи. За это время я успела обойти все деревенские достопримечательности, как-то: бесплатный музей «боевой славы», кладбище, мемориал; поскакать по близлежащим полям и лесам; съездить в соседний Гёттинген (кстати, весьма симпатичный городишко); пройти флюорографию, дабы убедить новых соотечественников в расовой чистоте моих легких; и дважды посетить польских товарищей, притворяющихся немецкими чиновниками.

Местное кладбище

 

Мужик стоит прямо напротив лагеря. Кто он — загадка

 

Мемориал на горе

 

Гёттинген. Центр практически

 

Он же. Рядом с вокзалом

Здесь я получила свой первый немецкий урок. Все эти русские разговоры про какого-то там Ждуна — детский лепет и избалованность. Мои наивные друзья, вы ничего в этой жизни не видели. Вообще, конечно, хотелось бы посвятить этой теме прям отдельный пост. Возможно, в последствии я так и сделаю.

Я два дня вставала ни свет ни заря, чтобы, не дай бог, не опоздать к назначенному времени в кабинет чиновников. И оба раза провела в обществе из таких же очкующих индивидуумов по четыре незабываемых часа. И вот уж не знаю почему, но вот о чиновниках хочется написать несколько распространенных предложений.

Первым представителем германского надежного, однако весьма неповоротливого государственного аппарата для меня стал херр Комароский. По полезной журналисткой привычке перед тем, как зайти в кабинет, я прочитала его выходные данные на дверной табличке. За столом сидел жидкобородый карлик, источающий ненависть и презрение к переступающим порог его кабинета. Он брезгливо листал толстую подшивку, в которой я без труда узнала бумажные носители социально-культурной информации о жизни моей и моих предков, в течение трех лет добываемые с моральным и материальным ущербом. Вопросы, которые он мне задавал, имели мало отношения к предмету разговора. Видимо, по его замыслу, я должна была в полной мере ощутить глубины глубин, а именно: всю провальную суть своего поступка и недостойность нахождения моей персоны на земле обетованной. Наш диалог напоминал битву джедая и Дартвейдера, только джедай явился на стрелку не с настоящим лазерным мечом, а самопальным деревянным. И когда я проняла, что проигрываю всухую, позвала на помощь Карнеги и сделала свой козырный ход. Я приблизилась к человечку, как только позволял его мощный стол, и состряпав выражение глаз, точно как у Йодо, спросила: «Херр Комаровский, как вы думаете, у меня есть хоть какие-то шансы?» Мой визави сразу помягчел взором и ответил: «Ну, почему бы нет?.. До завтра».

Я ночь не спала, готовясь к новой встрече с вышеупомянутым херром. Однако люди умеют удивлять, и на завтра меня ждала фрау Драус, дама польских корней и железной воли. Она не стала тянуть кота за интересные места: быстро объяснила, кто я такая и чего достойна. Кстати, в промежутке между «злыми полицейскими», как это водится во Фридланде, в коридоре я была поймана доброй русскоговорящей фрау Грамс (слава о ее доброте прошла по всему интернету великому, только ленивый посетитель Фридланда не упоминает о фрау Грамс), затащившей меня в свой кабинет и разложившей по полочкам все мои права и обязанности. То есть я явилась к фару Драус вооруженная и очень опасная. Однако Драус сразу разрушила часть этого бастиона, отказавшись убирать из моего стандартного набора паспортных данных отчество, сославшись на некомпетентность в этом вопросе. При этом она три раза повторила: «Это вы можете сделать на месте бесплатно!»

Пытливый читатель спросит: и к чему вот ты рассусолила этот незначительный эпизод? А к тому, что мою соседку в первый же день «обработали» за четверть часа. Причем эта же самая Драус. И да, убрала отчество и переписала имя на немецкий манер. Это я к чему? А все к тому же, что у каждого свой индивидуальный случай. И если кто-то вам скажет: у меня было вот так, то это не значит, что у вас будет вот точно так же. Всегда ждите, ребята, сюрпризов!

В общем, подводя итог, резюмирую. Поступила я во Фридланд в понедельник вечером, а откинулась в пятницу утром, получив безвозмездно 100 евро в качестве компенсации за дорогу из России и билет до города своей мечты. И я была счастлива, как выпускница, получившая не только золотую медаль, но и смартфон последней модели.

(Продолжение следует)

Berater общ. советчик; советник; консультант; боярин (AlexandraM)

paxpistor

__________________________________________________
Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами раздела «Открытая линия». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс