Записки очень позднего переселенца #3

(Продолжение. Здесь читайте первую и вторую часть)

Берлин

Каждый ПП, отправляясь в фатерланд, заранее должен решить, где он желает навеки поселиться, найти четкое обоснование для этого своего желания и отрепетировать речугу, вестимо, на немецком, чтобы в кабинете чиновника без запинки и уверенно, балансируя на грани дерзости, отрапортовать. Чувственные апофегмы о любви к архитектуре и красотам ландшафта не прокатывают. Тут необходимы либо толпа проживающих в данном населенном пункте родственников, либо востребованность в нем вашей профессии, либо ваша абсолютная финансовая независимость, что означает: вы не нуждаетесь в каких-либо социальных споспешествованиях — пособии, страховке, оплате аренды жилья. Встречаются и такие замечательные люди в рядах ПП. Они сами за все платят, и вертели…, то бишь никто им не указ.

Я выбрала Берлин по трем причинам. Первая — железная: здесь проживает маленькая толпа моих родственников. Вторая и третья — беспонтовые для чиновников, но очень важные для меня. Начнем с того, что я не фанат всех вот этих пейзажей и все такое, типично городской житель, который не припадает ноздрями к земле, а готов целовать асфальт. Если уж быть откровенным я скорее впаду в панику, находясь больше трех часов в лесу, чем в час пик в московском метро. Одним словом, хочу стать обитателем цивилизованного большого города с международным аэропортом. Я сиксилион лет жила в своем Липецке, где всякий раз, когда ты хочешь куда-нибудь отправится, ты, гадюка, пилишь ночь напролет на автобусе-поезде в постылую Москву. Та же антимония с консульствами, центральными офисами всяческих контор, нормальными вузами и тому подобное.

А самое главное, Берлин мне правда нравится. Я искала такой город, и я его нашла. Он совсем не идеальный. Но он мой. И вот не надо сейчас закатывать глаза. Я, конечно, из Липецка, но по миру меня помотало. Как говорит наш липецкий губернатор «от тушканчика до Дальнего Востока». Видала я наши Челябински, Самары и Саратовы, и ваши Вашингтоны, Мериды, Манилы, Тривандрумы, Фуншалы и даже канадский остров Викторию. И во всякое время по возвращении думала: хочу я там жить или нет? Нууууу, может быть… Наверное… Когда-нибудь…

Германию я объезжала стороной, а потом подумала: да что ж такое? Почему я мечусь по миру, как мышь в сортире, а в фатерланде так и не побывала? И полюбила, пуще родины. Прежде чем переехать, наведывалась сюда каждый год, а то и дважды. В разные города. И я поняла, что гожусь только для Берлина. Для Мюнхена я ни хрена не респектабельная, для Гамбурга — не гламурная, для Франкфурта — не деловая, для Дрездена — не сонная. Ясен пень, отпуск это одно, а пмж — совсем даже другое. Однако, побывав в Берлине раз пять, я уж со всех сторон его рассмотрела. «Бедный, но сексуальный» — девиз Берлина — мне прям подходит.

Подпирая плечом стены чиновничьей цитадели Фридланда, в пароксизме отчаяния я заработала несколько неврозов. Не верила, что мне так повезет и меня прям отправят именно туда, куда хочу. Плюс херр Комаровский своею загадочной говорливостью подлил масла в огонь моих тщетных переживаний. И совершенно напрасно. Это был период, когда в Берлин отправляли даже тех, кто хотел, скажем, в Кёльн или Штутгарт. Одна знакомая чувиха, которой позарез как надо было в Дюссельдорф, рыдала месяца три, потому что ее просто воротило от Берлина. Ей было грязно, многолюдно, неуютно. Но потом привыкла, и даже прикипела душой.

От чего зависит бюрократический вердикт, бог знает. Мне кажется, что даже Меркель не в курсе. Одни говорят, что от наличия мест в хаймах*, другие — от бюджета, выделенного на переселенцев и беженцев той или иной земли, третьи — от настроения слуг народа. Думаю, правда, как всегда, где-то посередине.

Получив заветные бумажки, которые велено было беречь паче зеницы ока, где значилось, что я — счастливый обладатель заветного «четвертого параграфа», а также полноценный житель германской столицы, так обрадовалась, что тут же заочно отметила Рождество в своей фридландской одиночке, да так, что чуть не опоздала на поезд до города мечты.

(Продолжение следует)

Хайм* — общежитие, приют для переселенцев и беженцев.

paxpistor

__________________________________________________
Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами раздела «Открытая линия». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?


Поделиться
Отправить
Класс

Добавить комментарий