Вот так и живём

Выхожу, значит, вчера утром (часов в одиннадцать) из квартиры по делам. Спускаюсь на первый этаж, краем уха слышу, что кто-то звонит во входную дверь. Понимаю, что не ко мне, поэтому не торопясь проверяю почтовый ящик и только потом открываю дверь подъезда…

И тут, ей богу, передо мной немая сцена из какой-нибудь американской комедии: практически в упор к двери плечом к плечу стоят восемь полностью оборудованных, здоровенных спецназовцев в бронежилетах, с пистолетами и злыми лицами. Через секунду — я даже не успел толком пробежаться по всем грехам, совершенным мной за последние годы — аккуратно, но уверенно оттирают остекленевшего меня в сторону и продавливаются в подъезд.

— Ist was passiert (что-то стряслось)? — Тихо спрашиваю я, как бы намекая, что я тут совершенно ни при чём, в тюрьму не хочу и охотно готов сотрудничать со следствием.

— Nööö (неа)! — Негромко и хмуро отвечают они хором и гуськом поднимаются по лестнице.

— Noch nicht (пока нет)?.. — Находчиво интересуюсь я им вдогонку. Последний невесело и как-то устало улыбается одними губами, а взглядом даёт понять, что для моего физического и психического здоровья будет лучше, если я сейчас не отвлекаясь ни на что пойду заниматься своими делами. Спорить я не стал. И заниматься пошёл.

Теперь вот сижу, слушаю, как соседка снизу беззастенчиво и немелодично (зато громко) подпевает вот уже десятой по счёту оперной арии и думаю, к чему бы всё это?


А это просто КДПВ, наглядно демонстрирующая грузоподъёмность берлинских ворон.

Вороне как-то бог послал раздавленную булку
Николай Мясников

Главный редактор и продюсер проекта. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс