Блеск и нищета немецкой игровой индустрии

В Берлине и его окрестностях находятся 1400 компаний, разрабатывающих компьютерные игры. Эти фирмы живут по своим собственным законам, мало чем напоминающим привычный немецкий порядок.

Testing New Game.

Фото: gstockstudio/Shutterstock.com

Цена за вход

В холле фирмы Radon Labs, известной серией игр Drakensang, меня встретила юная секретарша. Голубые обтягивающие джинсы с широкими дырами на коленях, простая белая футболка и неформальная улыбка.

— Не наступите на скейтборды, — предупредила она, когда мы шли по длинному коридору.

Было хорошо слышно, как где-то неподалеку увлеченно резались в настольный футбол — кикер. В комнате нас ждал менеджер с воспаленными глазами.

— Вы дизайнер? Почему вы хотите работать в нашей фирме?

Что же, ответ лежал на поверхности — летом 2009 года, когда происходило собеседование, Radon Labs была одним из самых известных производителей видеоигр в Германии. Выслушав меня, менеджер удовлетворенно кивнул.

— Мы используем обычную для игровых фирм процедуру. Выпускники в течение года проходят у нас практику, доказывая тем самым свою профпригодность. Если да, мы берем их в штат.

— Предусмотрена ли для этого периода какая-то оплата?

По тени, пробежавшей по лицу менеджера, стало понятно, что сам факт работы в Radon Labs уже должен превышать предел ожиданий начинающего художника трехмерной графики.

В тот же месяц мне в поисках работы довелось посетить еще несколько подобных берлинских фирм, включая Gameduell и Exozet. Легкая хипстеровская атмосфера, рассеянные люди в больших наушниках и весьма символическое вознаграждение были главными чертами любого из этих предприятий. Конец поисков завершился подписанием контракта с довольно крупным стартапом sMeet Communications, предложившим всего два месяца предварительной практики.

Это был обычный для новичка выбор между долгой выслугой в известной фирме и равноправными отношениями в стартапе. Работая по 12 часов в день за небольшую зарплату и используя любой случай «засветиться» перед начальством, практикант имеет реальный шанс войти в конце концов в штат крупной компании. Однако, на такой длинный путь согласны далеко не все. Ответ каждый раз зависит от амбиций, возраста и жизненной ситуации.

gamedev-1-1200

Один мой знакомый, проходивший в течение года практику в знаменитой франкфуртской компании Crytek, выпустившей такие игры, как FarCry и Crysis, получал вознаграждение не деньгами, но обедами и жилплощадью. Следующие пять лет он проработал там уже в качестве полноценного специалиста, полностью окупив неудобства первого времени.

Нередко молодые сотрудники игровых фирм спешат вечерами в клубы и игровые залы, продолжая трудиться там уже в качестве охранников, барменов или разносчиков пиццы. Часто бремя содержания практикантов перенимает на себя государство, выплачивая пособия, официально признавая тем самым рабовладельческую составляющую современного гейм-сектора.

Моя «синица в руке» оказалась в конечном счете неплохим вариантом. Менее чем через год после собеседования упомянутая выше Radon Labs объявила о своем банкротстве и была куплена компанией Вigpoint, что сделало бы бессмысленными все усилия прошлого года.

Взгляд изнутри

Сотрудников игровых фирм отличает абсолютная внешняя расслабленность. Вы легко распознаете их на улице во время бизнес-ланча по нелепо волочащимся штанам, мультяшным футболкам и фиолетовым прядям волос.

В любой уважающей себя компании наряду с кофемашиной и холодильником есть арсенал игрушечного оружия и, по крайней мере, одна настольная игра кикер. Стрельба поролоновыми пулями по коллегам производится постоянно и имеет множество значений: «Извини, погорячился», «Какая ты сегодня красивая!», «Ничего, если я тебя отвлеку?», а также служит хорошей физической разрядкой. Никто не обращает внимания на снующих между столами переростков с разноцветными автоматами в руках.

Игра же в кикер — это еще и способ продвижения по карьерной лестнице. По нему сходят с ума не только практиканты, но и менеджеры высшего звена, имеющие реальную возможность оценить боевой пыл начинающих сотрудников. В игровой индустрии кикер это некий аналог игры в гольф с нужными людьми во взрослом бизнесе.

Фирмы, принадлежащие к сфере виртуальных развлечений, умеют развлекаться и в реальной жизни. К примеру, сослуживцы получают возможность поиграть в рулетку, покер или «101» на столах, привезенных из казино, которые обслуживаются настоящими крупье. При этом используются фишки, заранее оплаченные фирмой. Посещают рестораны в качестве поваров или устраивают лазерный пейнтбол в стенах компании. Такое насыщенное времяпровождение помогает несколько компенсировать невысокие зарплаты начинающих работников.

gamedev-3-1200

Несмотря на всю неформальность обстановки, игровые фирмы уделяют огромное внимание четкой работе команды, следуя собственному рабочему ритму. Сложность состоит в том, что над игрой нередко работают специалисты самых разных областей: писатели, дизайнеры, программисты, музыканты и композиторы.

Однажды в самом начале работы над проектом мы вместе с коллегой-сценаристом обсуждали стоящие перед каждым из нас задачи. Я пожаловалась на сложности анимации пингвина.

— А мне не дается кривая напряжения, — вздохнул он.

Оказалось, что это литературный термин, описывающий остроту развития сюжета, и сценарист вот уже несколько дней топтался у высшей точки накала. Проблемы каждого из нас звучали настолько странно, что потребовалось немало времени, прежде чем мы научились понимать особенности работы друг друга.

Планирование и умение уложиться в срок — задача не из легких, ведь каждая игра уникальна, а значит, предстоит заранее оценивать то, чего еще никто не делал. Именно поэтому гейм-фирмы буквально помешаны на планировании.

Нередко для предварительной оценки задания используется бизнес-покер. Все работники отдела принимают участие в процессе планирования на неделю и получают карты с цифрами. После оглашения конкретной задачи, стоящей перед кем-то из участников, присутствующие, не сговариваясь, выбирают на картах нужное количество часов, которое требуется, по их мнению, для выполнения задания, и «вскрывают» их. Цель состоит в том, чтобы дать верную оценку объемов работы, без приписывания дополнительного времени или во избежание излишнего оптимизма. Если специальной колоды карт нет, такое планирование производится с помощью пальцев и напоминает игру «Камень, ножницы, бумага» всем отделом.

Обычно в комнате разработчиков на стене или доске крепятся разноцветные листки с заданиями для всех участников команды на неделю. В течение пяти рабочих дней листки перемещаются слева направо — от старта к финишу, тем самым наглядно демонстрируя успехи сотрудников. Каждое утро коллеги становятся перед доской и по очереди передают друг другу карандаш, «волшебную палочку», информируя окружающих об особенностях выполнения задания.

gamedev-2-1200

Иногда этот процесс становится настолько автоматическим, что работа в компании вообще не требует ежедневного управления и контроля. Владелец появляется лишь раз в неделю, чтобы принять участие в процессе планирования. Тем не менее задачи выполняются качественно и в четко указанный срок.

Путевка в жизнь

Разработчик игр — в большинстве случаев профессия для молодых. Этому способствуют два обстоятельства. Во-первых, у повзрослевших дизайнеров, сценаристов или программистов нередко происходит изменение жизненных ценностей. Все больше моих бывших коллег переходят в область образования, архитектуры, медиа или разработки мобильных приложений.

Другая причина состоит в том, что средняя продолжительность жизни игрового стартапа составляет не более нескольких лет, а значит, возможно, вскоре вновь предстоит конкурировать с выпускниками, согласными поначалу на любые условия. Тем не менее работа в игровых фирмах служит прекрасным опытом как в организации рабочих процессов, так и в сфере человеческих отношений.


Читайте также:

Елена Лавин

Берлин


Поделиться
Отправить
Класс