Баутцен: горчичный ужин

На свете есть такие материалы, из которых можно сделать вообще всё. Примером такой чудесной субстанции служит… горчица. Во всяком случае, в этом твёрдо уверены жители городка Баутцен в полусотне километрах от Дрездена, о котором я недавно уже писал. Из неё тут добывают не только благосостояние, уверенность в завтрашнем дне, повсеместную чистоту и порядок, но и гораздо более неожиданные вещи…

Несмотря на то, что в самом Баутцене и вокруг него полно всевозможной промышленности и вопреки сомнительной славе мрачной тюрьмы штази Bautzen II, город позиционирует себя исключительно как горчичную столицу.

Мы с моей подругой Сабиной и не подозревали об этом, когда зимой прошлого года заскочили туда проездом в Дрезден. Нашей основной целью был осмотр упомянутой тюрьмы, ужасами которой всё детство и юность пугали выросшую в Западной Германии Сабину. Тем больше было наше удивление, когда мы нашли на столике в отеле рядом со свежими газетами банку подарочной горчицы «Казачья».

Осмотрев город и нагулявшись по жутким, холодным тюремным застенкам, мы отправились назад в отель ужинать. Закинув рюкзаки в номер, поднялись в ресторан, шагнули внутрь и остановились в нерешительности. Огромный зал был пуст и тёмен. Только в самом центре горела одна люстра. Под ней был виден небольшой столик и два чуть отодвинутых стула. Позади каждого из них навытяжку стоял официант в белоснежной форме, чем-то похожей на парадный адмиральский мундир.

На звук наших шагов откуда-то из темноты выпорхнул улыбающийся метрдотель. Не давая опомниться, он проводил нас к столику. Тут же появился сомелье с картой вин. Сабина, одно время занимавшаяся у себя в Баварии виноторговлей, почувствовав знакомую тему, быстро пришла в себя и втянулась в дискуссию о достоинствах саксонских белых вин.

Не без труда согласовав первую бутылку, сомелье хотел было удалиться, но был остановлен вопросом об особенностях грунта на южных склонах местных сопок. Наивный, он и не догадывался, что эта девушка может часами неспешно рассуждать о деталях виноделия и любимых сортах винограда.

Время шло, подали первое — густой горчичный суп с красной рыбой, маловразумительный на вид и запах, но на поверку безумно вкусный.

Тем временем и я, глотнув странноватого на вкус винца, осмелел и, подозвав метрдотеля, поинтересовался у него, куда делись остальные постояльцы. Оказалось, что в тот день мы были единственными гостями немаленького Холидей Инна. Помню, мне тогда подумалось, уж не со скуки ли они устроили нам этот показательный многозвёздочный ужин?..

Дискуссия во славу Бахуса напротив меня постепенно сползла в предгорья северной Италии — Сабина отстаивала преимущества альпийского климата, сомелье стойко защищал родную «Саксонскую Швейцарию». Я принялся фотографировать еду и выкладывать результаты в твиттер, официанты поджали губы. Самую чуточку, не превышая допустимой первоклассным сервисом кривизны изгиба.

Принесли второе — гигантский стейк, судя по вкусу и запаху, тщательно промаринованный в горчичном соусе.

Покончив с мясом, я снова прислушался к разговору. Смирившийся сомелье меланхолично докладывал, где и у каких мастеров он учился своей профессии, какие сертификаты у него уже есть и куда именно он собирается ехать повышать квалификацию ближайшим летом. Сабина, не забывая бодро стучать ножом, вилкой и челюстями, искусно управляла допросом.

Тут на столе появился десерт. Я уже было собрался ничему не удивляться, но к фруктам сваренным в горчичном масле и горчичному же мороженому, как выяснилось, готов совсем не был.

В крови у нас к тому времени было уже достаточно алкоголя и мы бесстрашно приступили к неожиданному десерту. Он оказался совсем не приторным, немного острым и вполне приятным завершением ужина.

Именно в этот, видимо, тщательно рассчитанный момент Сабина утратила бдительность. Пока она ложечкой собирала остатки мороженого, сомелье поинтересовался, не хотели бы мы взять с собой бутылочку того вина, что только что пили.

— А сколько она будет стоить? — спросила Сабина. Сам ужин, включая напитки, уже входил в стоимость проживания в отеле.

— Семьдесят евро, — невозмутимо ответил сомелье.

— Тогда дайте нам две, пожалуйста, — также невозмутимо проговорила Сабина.

Я в изумлении уставился на неё:

— Ты уверена?..

— Конечно, это совсем не дорого для такого вина.

Кивнув, она отправила сомелье в закрома. Принесли счёт. Я полез за бумажником, Сабина жестом остановила меня:

— Я заказала это вино, я и заплачу, — сказала она и протянула официанту сорок евро, — без сдачи, пожалуйста.

Официант недоумённо повёл бровью. Тут я всё понял. Вместо семидесяти Сабине, непривычной к тяжёлому саксонскому акценту, послышалось семнадцать! И действительно слова «siebzig» и «siebzehn» в речи звучат довольно похоже. Я молча достал сотню и отдал её официанту.

Посмеяться над этой историей Сабина смогла только по возвращении в Берлин, да и то лишь после того, как мы допили вторую из привезённых бутылок.


Ссылки по теме:

Николай Мясников

И.о. главного редактора и продюсер проекта. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс