Как я влюбился в Португалию

Все программисты знают, что познакомившись с новыми людьми ни в коем случае нельзя признаваться, что ты программист. Если это, не дай бог, выяснится, тебя тут же попросят избавить допотопный компьютер от стаи вирусов юрского периода, отремонтировать залипающую девятый год клавиатуру и наладить прохудившийся в трёх местах интернет. И бесполезно объяснять, что программист — он как молодая поэтесса, только и умеет, что творить нечто невесомое, невнятное и никому не понятное.

Однажды мы с моим большим другом и давним подельником Андреем решили выбраться куда-нибудь в тихое и красивое место, чтобы, как когда-то в юности, запрограммировать нечто эдакое, чего ещё мир не видывал. В общем, захотелось нам тряхнуть стариной.

На дворе стоял февраль, поэтому трясти стариной решено было в самой тёплой из доступных нам точек. Открыли температурную карту Европу, где мы оба к тому времени обитали, и ткнули в максимальное значение. Оказалось, палец угодил в Алгарве — южное побережье Португалии. Недолго думая купили горящую путёвку и вылетели в Фару.

Несмотря на непрекращающийся дождь, Португалия нам понравилась. Во-первых, нас везде превосходно кормили. Во-вторых, все понимали плохой английский Андрея и мой отвратительный немецкий. И в-третьих, выяснилось, что там есть отличные автобаны, а машин на них нет. На арендованной тойоте мы неторопливо колесили по Алгарве, напрочь забыв о цели нашего выезда на пленэр.

И всё же одна вещь удручала нас: в отеле не было надёжного интернета. Иногда нам удавалось поймать сигнал, но он тут же ускользал, не дав прочитать ни единого письма. О повсеместном и недорогом мобильном интернете в далёком 2008 году мы могли только мечтать.

Однажды, гуляя по небольшому городку Сильвеш, на одной из его малюсеньких площадей мы увидели здоровенный, размером чуть не во всю эту площадь, информационный щит. Там был изображён план города, обведённый трясущейся похмельной рукой со снимка, сделанного китайской мыльницей с борта МКС. В центре композиции находился большой зелёный круг. Тут же пояснялось, что, находясь в его пределах, можно пользоваться беспроводными и, главное, бесплатным интернетом, предоставленным местным профсоюзом доярок, или кем-то в этом роде.

Побегав примерно час по кривым и узким улочкам Сильвеша — картина в точности повторяла сцену из Бриллиантовой руки, где Козодоев, в поисках контрабандной аптеки, отбился от туристической группы и заблудился — мы всё же нашли площадь, расчехлили ноутбуки и вшагнули в заветный зелёный круг.

Ни в одном из трёх кафе внутри него интернет не ловился. Держа в руках подносы с кофе и закусками, а также раскрытые ноутбуки, мы фланировали по площади, выискивая место с более или менее приличным приёмом. В конце концов установили, что таких мест ровно два: работающий фонтан в самом центре и здоровенная тумба с краю. В фонтан решили не лезть. Пришлось удовлетвориться малюсеньким навесом (дождь всё накрапывал) рядом с тумбой, в которую, судя по уровню сигнала, и был замурован интернет-роутер.

Кое-как подключившись, мы занялись неотложными делами: я читал последние новости, Андрей свежие анекдоты. Минут через тридцать я заметил невысокого мужичка, медленно идущего к нам через площадь. На вид обычный такой деревенский тракторист: колхозный загар, вытянутые на коленках треники, майка-алкоголичка, в руке бутылка пива. Подойдя к нам, он улыбнулся и залопотал что-то неразборчивое. Видимо, по-португальски. Хотя одно понятное слово то и дело было слышно: «… internet… internet… ». «Ага — говорю я ему, —  интернет».

Мужик обходит меня с фланга и заглядывает в экран. А там как раз открыт список свежей почты. Ну, думаю, тягу прогрессу у жителей евроглубинки нужно поощрять. Говорю:

— This is my email, all in Russian.

Тракторист молчит и дальше изучает экран. Не понимает, думаю. Повторяю по-немецки:

— Da sind meine Nachrichten, alles auf russisch, — и зачем-то добавляю через секунду, — это всё по-русски написано.

Мужик, не поднимая глаз, небрежно так отвечает без малейшего акцента:

— Да я и сам вижу, что по-русски.

Мы с Андреем, конечно, опешили. Я бы меньше удивился, если бы он запел арию из Парсифаля. Придя в себя, выяснили, что тракторист наш родом из Болгарии, лет восемь назад переехал сюда потому, что здесь тепло и есть работа. Завёл семью и осел насовсем. А ещё три дня назад он купил себе компьютер, но не может никак поймать этот самый бесплатный интернет.

Карма есть карма — даже в португальском колхозе, где нет ни одного знакомого, придётся настраивать кому-то компьютер. Неохота, блин! Говорим мужику, что уже поздно и нам ехать нужно. Тот отвечает, что через минуту вернётся и убегает. И правда, через минуту притащил новенький ноутбук. Пока Андрей настраивал интернет и объяснял, под каким углом нужно прислониться к тумбе для лучшего приема, я утащил поднос с пустыми чашками и принес наши вещи из кафе.

Когда я вернулся, интернет был покорён, а новоиспечённый интернет-сёрфер счастливо улыбался, лез обниматься, и приглашал в гости. Андрей же терпеливо объяснял, что поздно и ехать надо, пока не опустили городские ворота. Тогда тракторист протянул нам свою бутылку:

— Хотите? Угощайтесь!

— Спасибо, — говорим, — но мы за рулём, нам пива нельзя.

— А это не пиво, — отвечает мужик, — это самогон.

Короче говоря, Португалия оказалась уютной, расслабленной, немного беспорядочной страной, где вкусно готовят, варят самогон, плохо работает интернет и даже в глубинке отлично говорят по-русски.


В завершении покажу несколько фотографий из той поездки. Должен, однако, предупредить, что приличной камеры у меня тогда ещё не было и всё снималось на мыльницу.

Охраняемое кафе в упомянутом Сильвеше.

Не менее охраняемый бар там же.

Ветер настолько силён, что флаги порваны в клочья.

Здорово, когда во дворе можно вырастить пальму.

Небо по обеим сторонам окон.

Деревенька Карвоейро, где находился наш отель.

Считается, что тут одни из самых лучших пляжей Европы.

В феврале это не бросается в глаза.

Океан бурный и холодный, купаться совсем не тянет.

Но даже в такую погоду хочется пройтись босиком по этому песку.

Ваш покорный слуга.

В последний день перед отъездом выглянуло солнце и сразу же как из ниоткуда появились купальщики.

Я же, как водится, в пять минут обгорел.

Николай Мясников

Издатель и главный редактор. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс