Кино в Третьем рейхе: полуправда и ничего, кроме нее

За время существования Третьего рейха — с 1933 по 1945 год — немецкие кинематографисты сняли порядка 1200 фильмов, большинство из которых доступны сейчас для просмотра широким массам полностью (категория А) или с купюрами (категория В). Однако часть нацистского кинонаследия до сих пор считается в Германии «фильмами для ограниченного показа» (категория С).

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино» — так мыслил не только В.И. Ленин, но и министр народного просвещения и пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс. Он говорил: «Фильм — это главное воспитательное средство нашей молодежи». И оба были правы, ведь ни один другой вид искусства не имел в первой половине XX века такой популярности и такого потенциала воздействия на массы, как кино.

Придя к власти, национал-социалистическая рабочая партия Германии сделала кинопромышленность полностью государственным институтом. Существовала система госзаказов для кино, нередко Геббельс занимался ими сам лично.

Пропаганда нацеливалась на создание антикапиталистических, антисемитских, антибританских и антисоветских настроений, а также, с началом Второй мировой войны, на поддержание веры в победу фашистской армии.

После поражения Германии силы Антигитлеровской коалиции запретили к прокату около 300 нацистских фильмов. Со временем этот список сократился, многие из этих лент (часто в отредактированном варианте) стали доступны широкому зрителю.

Кадр из фильма «Дядюшка Крюгер» (Ohm Krüger, 1941)

Кадр из фильма «Дядюшка Крюгер» (Ohm Krüger, 1941)

На сегодняшний день «фильмов для ограниченного просмотра» (нем. Vorbehaltsfilme) всего около сорока. В Германии не существует цензуры. Произведение искусства может быть запрещено к показу и распространению только в том случае, если его содержание противоречит Конституции.

Ограничение на просмотр наложено на эти фильмы, так как они, согласно мнению компетентных специалистов, содержат пропаганду войны, расизма и способствуют разжиганию межнациональной розни. Большая часть «фильмов для ограниченного просмотра» хранится в архивах и находится в ведении Фонда Фридриха Вильгельма Мурнау (Friedrich-Wilhelm-Murnau-Stiftung) в городе Висбаден. Их нельзя выпускать в широкий прокат, официально демонстрироваться эти картины могут только с разрешения Фонда и при соблюдении некоторых условий. Таких, например, как вступительное слово историка и послепросмотровое обсуждение фильма с компетентными сотрудниками Фонда.

Что это за фильмы? Кто их создавал? Действительно ли они настолько опасны или, может быть, пора снять с них гриф «запретности» — в назидание будущим поколениям? Мы отобрали наиболее показательные картины, дающие представления о политическом заказе того времени.

«Дядюшка Крюгер» (Ohm Krüger, 1941 год)

Фильм, снятый в 1941 году, в советском прокате шел под названием «Трансвааль в огне» и демонстрировался как трофейный фильм. Продюсером картины был один из самых известных немецких актеров и режиссеров того времени Эмиль Яннингс (Emil Jannings), ставший всемирно известным благодаря прежде всего своей роли в «Голубом ангеле» с Марлен Дитрих.

«Дядюшка Крюгер» — одна из самых дорогих немецких постановок того периода. Съемочная группа располагала бюджетом в 5,4 миллиона рейхсмарок. На эти деньги тогда можно было снять 5 полнометражных фильмов. Над сценарием трудились трое сценаристов. К съемкам было привлечено 50 известных актеров, а также 40 тысяч статистов.

Действие фильма разворачивается в Южной Африке, где бесчинствуют колонисты-англичане. В Трансваале обнаруживаются запасы золота, и британская армия, чтобы завладеть им, руководствуясь указаниями самой королевы Виктории, проводит зачистки, грабит и убивает, сеет вражду между местными народами.

Вождь антибританского восстания Крюгер, погибая в темнице, говорит в финале фильма: «Великие народы восстанут против британской тирании. Они победят Англию. С ними Бог. И путь к иному, свободному, миру будет открыт».

Лента для того времени получилась весьма острой, за что в 1941 году даже получила главный приз Венецианского фестиваля как лучший иностранный фильм. Стоит при этом, конечно, отметить, что и в Италии на тот момент у власти также находились фашисты.

Пример «Дядюшки Крюгера» наглядно демонстрирует суть умелого пропагандистского искусства. Средствами его являются полуправда и сгущение красок. Факты, реально имевшие место в действительности, нарочито усилены или искажены, чтобы создать предвзятое или отрицательное отношение к противнику.

Фрагмент фильма «Дядюшка Крюгер» (Ohm Krüger, 1941)

«Кольберг» (Kolberg, 1945 год)

Самой дорогой картиной Третьего рейха стала постановка исторического фильма «Кольберг». На нее было потрачено аж 8,8 миллиона рейхсмарок. Несмотря на катастрофическое положение на фронте, на съемки массовки были откомандированы тысячи солдат. Фильм снимался летом, и для съемок зимних сцен на площадку привезли 100 вагонов соли.

В фильме были заняты известные немецкие актеры, например, Генрих Георге (Heinrich George), весьма талантливо сыгравший главную роль.

Патриотический фильм повествует об обороне крепости Кольберг в Померании (сейчас польский город Колобжег) от наполеоновских войск.

Премьера ленты состоялась в городе Ла-Рошель, окруженном войсками союзников. Копию фильма сбросили туда парашютом. Девизом фильма был слоган «Не сдаваться!», а целью показа была поддержка боевого духа терпящей поражение немецкой армии.

Фрагмент фильма «Кольберг» (Kolberg, 1945)

«Возвращение» (Heimkehr, 1941 год)

Фильм «Возвращение» был снят по личному заказу Геббельса, а для участия в нем была приглашена кинозвезда Паула Вессели (Paula Wessely).

Картина повествует о жизни угнетенного немецкого меньшинства в польском воеводстве Луцк. Поляки жестоко притесняют немцев, сжигают их культурные ценности, польские дети ненавидят немецких детей, закидывают их камнями, польские мужчины насилуют немецких женщин, а несчастных немцев, пытающихся восстать против террора, сажают в тюрьму.

Фильм содержит много сцен насилия и трогательных моментов беззаветной любви к немецкой родине. Заканчивается он на том, что оставшиеся в живых немецкие граждане добредают до границы с Германией, где их встречают растроганные немецкие солдаты. На горизонте перед усталыми путниками появляется огромный портрет Гитлера, озаряющий им путь домой…

Нацистская пропаганда в «Возвращении» приписала собственные преступления — от погромов до создания концентрационных лагерей — своим противникам, полякам. Нацисты преследовали цель легитимизировать нападение на Польшу, показать поляков как врагов, ненавидящих немцев, а себя — как защитников своих соотечественников.

Фрагмент фильма «Возвращение» (Heimkehr, 1941)

«Еврей Зюсс» (Jud Süß, 1940 год)

«Еврей Зюсс» — один из самых известных антисемитских фильмов (после, пожалуй, киноленты «Вечный жид» (Der Ewige Jude) и самый, если так можно выразиться, успешный фильм Третьего рейха: его увидели тогда 20 миллионов зрителей. Настоящая песнь о подлости еврейского народа и его капиталистической бесчеловечности.

События фильма разворачиваются в XVIII веке. Герцог Вюртембергский назначает своим финансистом зажиточного торговца ювелирными украшениями, который хитростью, обманом и бессовестностью овладевает все большими богатствами и властью.

В конце концов он все же предстает перед судом за изнасилование христианки. Его казнят в клетке в соответствии с древним сводом законов, гласящим, что «если еврей совокупляется с христианкой, он должен быть лишен жизни путем повешения. В том заслуженное наказание, и в назидание другим».

Фильм заканчивается торжественными словами: «И пусть наши потомки строго следуют этому закону, дабы избежать горя, которое угрожает всей их жизни и крови их детей и детей их детей».

«Еврей Зюсс» — еще один пример сознательного искажения действительности, приписывания несуществующих пороков одному народу. «Много денег можно сделать только большой кровью», — говорит еврей Зюсс в фильме. Однако, как показывает нам история человечества, жажде наживы подвержены практически все люди без исключения вне зависимости от национальности, просто некоторые делают ее своей жизненной целью.

Фрагмент фильма «Еврей Зюсс» (Jud Süß, 1940)

«Я обвиняю!» (Ich klage an, 1941 год)

Эта кинолента долгое время не считалась опасной. Она добавлена в число «фильмов для ограниченного просмотра» лишь в 1990-е годы, так как фильм представляет из себя замаскированное под мелодраму оправдание убийств психически больных людей и инвалидов.

Картина описывает судьбу молодой женщины, жены врача, больной рассеянным склерозом. Заболевание неуклонно прогрессирует, и несчастная просит своего мужа лишить ее жизни — зачем ей жить калекой в здоровом обществе?

После просмотра фильма Геббельс даже записал в дневнике: «Фильм Вольфганга Либенайнера (Wolfgang Liebeneiner) „Я обвиняю!“ — событие! Он — за эвтаназию! Сделан по-настоящему, по национал-социалистически! Он, несомненно, вызовет дискуссии, но в этом и есть его роль!»

Фильм должен был призвать к принятию государственного закона об эвтаназии во имя «уничтожения недостойной жизни».

Фрагмент фильма «Я обвиняю!» (Ich klage an, 1941)

* * *

В списке «запрещенных» фильмов есть детективы, исторические драмы, даже комедии. Но каждая из кинолент ставила перед собой задачу «обкатать» четко определенную цель «партии и правительства», для осуществления которой нужно было заручиться поддержкой народных масс.

Например, комедия «Венера перед судом» (Venus vor Gericht, 1941 год) высмеивала «дегенеративное искусство». Герой картины — красивый, здоровый, молодой скульптор, член НСДАП встает за «правое» дело, за классическое искусство и классическую красоту в противовес авангардным «извращениям».

Фрагмент фильма «Венера перед судом» (Venus vor Gericht, 1941)

Антисоветской пропаганде был посвящен фильм «ГПУ» (G.P.U., 1942 год), который выходил в США под названием The Red Terror. Аббревиатура G.P.U. в начале фильма расшифровывается как Grauen, Panik, Untergang — ужас, паника, гибель.

Сюжет фильма разворачивается в Прибалтике, где сотрудница ГПУ Ольга Федоровна (именно так, Федоровна, не Федорова, неумение отличать в русском языке отчества от фамилий — одна из традиционных немощей популярного иностранного кинематографа) узнает в одном советском дипломате бандита, убийцу своих родителей.

В конце концов Ольга, отчаявшись от того, что служит в организации, занимающейся уничтожением людей, совершает самоубийство.

Двое других положительных персонажей, Петер и Ирина, ведут борьбу с «плохишами» в «гпу»-шных погонах до последнего, попадают в советские застенки, чудом выживают и со слезами радости на глазах встречают немецкие войска.

Фильм «ГПУ» (G.P.U., 1942)

Пропагандистские фильмы Третьего рейха по сути своей были абсурдны, карикатурны, но в те времена оказывали огромное влияние на зрителей, особенно на людей простых, не сильно разбирающихся в истории и привыкших доверять действующей власти.

Казалось бы — все фильмы сняты 70-80 лет назад, для тогдашнего зрителя. И тех людей уж нет, и времена сейчас другие… Однако, по всей видимости, историки из Фонда Мурнау рассуждают, как героиня из фильма «Москва слезам не верит», которая утверждала, что «времена всегда одинаковые». Они опасаются того, что до сих пор есть немало людей, которые готовы воспринять показанное в этих фильмах за чистую монету. Ведь полуправда пропаганды, пусть и более чем полувековой давности, легко находит путь к сердцам неподготовленной публики.

Однако интернет с его бескрайними возможностями сильнее любых фондов и их усилий. «Фильмы с ограниченным просмотром» можно не только увидеть на спецпоказах под руководством историков, но и приобрести в нелегальных организациях правого толка. Их выкладывают на YouTube. В английском переводе и экспортном варианте из США их можно купить даже на Amazon.

Между тем Немецкий исторический музей (Берлин) и многие другие общественные деятели и организации активно выступают за снятие запрета на показ со всех фильмов Третьего рейха. Во-первых, потому, что запрет де-факто все равно не действует, а во-вторых, потому, что чем больше эти фильмы запрещают, тем большую привлекательность они получают. Завеса секретности делает их более значимыми, чем они есть на самом деле.

Многие историки выступают за издание пропагандистской кинопродукции Третьего рейха с обязательным профессиональным комментарием. Люди должны иметь представление о стратегиях нацизма, о механизмах пропаганды. Потому что и это тоже — история нации, ее нельзя прятать и замалчивать. Для того, чтобы не дать ей повториться.


Читайте также:

Евгения Кирш

Берлин


Поделиться
Отправить
Класс