«Поздравляю, теперь вы можете торговать сосисками на Александерплац!» Дмитрий Врубель о получении художником немецкого ВНЖ

01.07.2016   Мнение

На днях живущий и работающий в Берлине художник Дмитрий Врубель, автор знаменитого граффити «Братский поцелуй», получил бессрочный вид на жительство в Германии. О некоторых любопытных подробностях процесса он рассказал в своем Facebook-е. С разрешения автора мы приводим этот текст в «Живом Берлине».

В материале содержатся личное мнение, позиции, опыт, оценки и выводы автора. Они могут не совпадать, либо полностью расходиться со взглядами редакции «Живого Берлина». Если вы также хотите высказать свое мнение по данному или другому вопросу, напишите нам.
151010_130_vrubel-timofeeva-by-dk-900

Дмитрий Врубель с соавтором и супругой Викторией Тимофеевой. Фото: Денис Коновалов

В чем общественная ценность получения нами немецкого бессрочного вида на жительство (нем. Niederlassungserlaubnis — unbefristet) именно сейчас, а не в «лихие 90-е» и не в начале «нулевых», и именно в качестве «свободных художников»?

Когда мы в 2009 году начали эту долгую и утомительную процедуру, то никто из наших берлинских знакомых не знал, как это делается. Повторяю: НИКТО! Все знали, как получить вид на жительство будучи евреем, немцем, близким родственником немца или еврея, политическим беженцем, высококлассным специалистом с высоким окладом, студентом или младенцем, родившимся в семье мигранта на территории ФРГ.

Про то, как натурализоваться ХУДОЖНИКУ, при этом оставаясь самим-собою, то есть ТОЛЬКО тем самым пресловутым «свободным художником» и больше никем, не знала ни одна душа. Более того (я тут открою страшную бюрократическую тайну): ни один немецкий чиновник не знал, что делать с нашим настойчивым желанием жить и работать в Берлине, ведь никаких определенных правил и точных инструкций на этот счет не существует. В этом смысле мы были первыми и единственными (по крайней мере среди наших многочисленных знакомых). Как Леонов в открытом космосе.

И поэтому мы горды, что своим, я не боюсь этого слова, гражданским подвигом мы доказали, что простые русские художники в смысле их непреходящей ценности для Германии совсем не хуже евреев из стран бывшего СССР, «контингентных» немцев из числа «поздних переселенцев», оппозиционеров, преследуемых «кровавой гебнёй» или русскоязычных инженеров из корпорации Сименс-Бош с окладом в 100 тыс. евро в год на каждого.

Расскажу о некоторых частностях.

Итак, при получение первого временного (трехлетнего) вида на жительство, исключительно за предыдущие «боевые заслуги», вы сначала радуетесь, что у вас в паспорте появилась отметка о том, что вы — «свободный художник». Ура, признали, наконец-то! Но, придя домой и переведя (гугл в помощь) все длинные немецкие слова из наклейки о ВНЖ, вы понимаете, что у вас практически нет никакого разрешения на легальную работу.

Первые три года вы ОБЯЗАНЫ работать ТОЛЬКО как художник. Любая другая форма работы ЗАПРЕЩЕНА. При этом ограничении годовой заработок на семью из трех человек должен быть не менее 35 тыс. евро «чистыми», что соответствует примерно 50 тыс. евро дохода от продажи картин.

И только после ЕЖЕГОДНОГО выполнения этих требований в течение трех лет, вы получаете продление ВНЖ еще на три года, и у вас в паспорте появляется отметка о профессиональном «повышении» — теперь вы имеете право работать, но ТОЛЬКО как независимый «самозанятый» работник, т.е. без возможности устройства на работу по найму и без права нанимать на работу.

Как нам сказал немецкий миграционный чиновник в 2013 году:

«Поздравляю, теперь вы можете торговать сосисками на Александерплац!»

Требования по годовому доходу от «торговли сосисками» — те же самые, что и от продажи картин, то есть на семью из трех человек (при одном официально работающем) необходимо получать 45-50 тыс. евро в год. При этом ваши абсолютно легальные банковские накопления или недвижимость, находящаяся в вашей собственности, не учитываются.

Добавлю, что все заработки должны быть подтверждены справками из районной налоговой инспекции (нем. Finanzamt) и результатами проверок вашего советника по налогам (нем. Steuerberater).

Также обязательным является требование о своевременной и полной уплате налогов и соответствующая справка об этом из того же финансамта. И так минимум пять с половиной лет, после чего вы с чистой совестью можете подавать документы на «постоянку».

P.S. Нас, к счастью, это не касается, так как у нас нет своего галериста, но для «нормального» художника, работающего с галереей, ежегодно должно быть продано работ на 80-100 тыс евро (с учетом 50% «галерейных» отчислений). Ну и умножьте эту сумму примерно на 5,5, чтобы понять общую «цену» немецкого арт-ВНЖ.

P.P.S. «Отягчающими обстоятельствами» в нашем случае были:

  • мой возраст (я начал процедуру натурализации в 50 лет);
  • семья (одиночкам гораздо проще получить ВНЖ);
  • несовершеннолетний ребёнок, не владеющий немецким;
  • российское гражданство (к гражданам Израиля, например, отношение в Ведомстве по иностранцам гораздо лучше).

«Мы всё преодолеем», — подумали мы с Викой в 2010 году. И таки преодолели.

Дмитрий Врубель ■

В материале содержатся личное мнение, позиции, опыт, оценки и выводы автора. Они могут не совпадать, либо полностью расходиться со взглядами редакции «Живого Берлина». Если вы также хотите высказать свое мнение по данному или другому вопросу, напишите нам.

Ссылки:


Поделиться
Отправить
Класс