Шекспир умер. Да здравствует Шекспир! Спектакль «Ричард III» театра Schaubühne

Драматический театр в Германии существует! Наш автор убедилась в этом, посетив в Берлине постановку шекспировского «Ричарда III», и делится своими впечатлениями.

1423670241_web_richard-5479carno_declair-web

Ларс Айдингер в роли Ричарда III-го. Фото: Arno Declair

Билетов в Schaubühne на самые популярные спектакли не достать. Каждый раз нужно караулить начало продаж: либо отстоять с утра очередь в самом театре, либо умудриться перехватить заветный билетик по интернету. Мне не удавалось сделать это несколько месяцев подряд. Но в конце концов упорство победило, и мне достался билет на «Ричарда III».

Пьеса Шекспира инсценирована легендарным художественным руководителем Schaubühne Томасом Остермайером. Его театр — экспериментальный, один из ярчайших представителей современной школы. Я не являюсь поклонницей «театров в поиске». А потому от спектакля ожидала скорее испытания искусством, чем наслаждения им.

Неожиданно сам Ричард подсказал мне словесную формулу мотивации театра:

«Я не гожусь на роль любовника в этом изящном говорливом мире,
я не способен к развлеченью в нём. И потому решился я стать монстром
и ненавидеть все его пустые наслаждения».

„Weil ich nicht zum Liebhaber tauge, um mich in dieser schönen wortgewandten Welt von heute zu amüsieren, hab ich mich entschlossen, ein Scheusal zu sein und die eitlen Vergnügungen dieser Welt zu hassen“.

Сегодняшний генно-модифицированный театр мечется между восторгом и депрессией. Такой же инвалид души и тела, как Ричард, он вряд ли может быть любимым сердцем. Он может обладать лишь притягательностью зла, с колоссальной отчётливостью демонстрировать и внушать отвращение, погружать зрителя в истерику, кровь и смрад. Не уродившись для прекрасного, он ставит себя на службу его презрения.

В «Ричарде» Schaubühne все эти компоненты присутствуют: фонтаны крови, отвращение, истерика. Зрителю, как водится, не однажды демонстрируют и голое тело. Но удивительнейшее дело! Все эти ужасы — на месте и являют собой в комплексе органичный, эмоционально насыщенный, блистающий театральными находками спектакль, без претензии на недоступность простому смертному.

Удивительно то, что собственно Шекспира в спектакле, в общем, нет! Нет пятистопного ямба, нет стихотворной формы текста (перевод был специально сделан для Schaubühne), нет ни декораций, ни костюмов Англии XV века (актёры разгуливают среди строительных лесов в вечерних нарядах по усыпанной песком и блёстками сцене). На сцене присутствует подвешенный к потолку микрофон с лампочкой и камерой, в который Ричард, разговаривая сам собой, выдыхает свои откровения. Есть вставки-стихи с повторяющимся словом fucking, есть шутки, типа «Davil doesn′t wear Prada». Сопровождающая музыка и видеоряд устрашающи и абстрактно тяжелы.

Словом, у Шекспира украдено время, форма, одежда, звук. И тем не менее, наизагадочнейшим образом, Шекспир остаётся в постановке Schaubühne Шекспиром! Их спектакль соответствует духу и мысли великого англичанина до той степени, что веришь, если бы он сам ставил пьесу в своём «Глобусе» сегодня, то постановка выглядела бы именно так, как спектакль Остермайера. Волшебство!

1423669746_web_richard-4883carno_declair-web

Говоря о волшебстве, нельзя не отметить игру актеров. Я впервые видела немецких актеров, так великолепно владеющих своим мастерством, открыто раскладывающих его перед зрителем на атомы, актёров-рассказчиков. Ларс Айдингер в роли Ричарда — звезда театра, публика приходит «на него». И поход того стоит! Настоящий король сцены, жонглирующий всеми мыслимыми средствами из арсенала актёрского искусства.

Он позволяет себе даже разговор с публикой. Так, например, посреди диалога с Бекингемом, Ричард вдруг, не выходя из образа, обращается к зрительнице на балконе, сотовый телефон которой занимал её настолько больше действия на сцене, что это заметили актёры, и язвительно интересуется, не могла бы она испросить у своего собеседника совета, как им с Бекингемом быть. Бекингем, завершая инцидент: «Ну, если разбирательство с мобильным можно считать законченным, то вернемся к вопросам престолонаследия».

Или другой эпизод. Ричард снимает корсет, и застежки, судя по всему, заедают. Вокруг него ходит Ретклиф и собирает реквизит. Текста нет, пауза явно затягивается. Ретклиф начинает тихо ехидно улыбаться, Ричард вертится, не в состоянии справиться с застёжками. «Растолстел я за последнее время, ты не находишь, Ретклиф?» «Отнюдь, милорд!» — не поведя бровью, парирует Ретклиф и удаляется. Корсет в конце концов поддаётся, Ричард продолжает монолог. Чудо, а не сцена!

Театру Schaubühne удалось гениальное: рассказать историю Шекспира, которой четыреста лет, используя современный язык и его лучшие средства, показать монстра и остаться монстром самому в плане театральной стилистики, но завоевать сердце зрителя. Продемонстрировав ужас, не испугать. Рассмешить даже в самых трагических сценах. Безусловный шедевр театрального искусства!

Настоятельно рекомендую всем, интересующимся театром, посмотреть спектакль «Ричард III» живьём или в записи. Трансляцию спектакля можно смотреть на телеканале ARTE еще в течение трёх месяцев.

Я лично буду пытаться попасть в Schaubühne еще не раз. И кричать, перефразируя всё того же Уильяма нашего Шекспира: «Билет! Билет! Полцарства за билет!»

Любопытный факт

Schaubühne — один из немногих репертуарных театров Германии с постоянной труппой. Зал рассчитан на 320 зрителей. Стоимость билетов умеренная — от 7 до 50 евро. Невольно задаёшься вопросом, как же они существуют на эти деньги?

Интернет подсказывает, что по информации 2010–2013 годов дотация государства на каждый проданный билет в Schaubühne составляла примерно 120-150 евро. Такая вот выходит экономика культуры.

1423669652_web_richard-4797carno_declair-web

Сцена Schaubühne. Фото: Arno Declair


Ссылки:

Евгения Кирш

Берлин


Поделиться
Отправить
Класс