Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают и оформляют пользователи. Что это за раздел и как стать его автором?

Записки очень позднего переселенца* #19

   14.05.2019   

(Продолжение. Предыдущую часть читайте здесь)

Родинка

Всем тем, кто тоскует по родным просторам и возмущается бюрократическим выкрутасам чиновников Берлина и прочих населенных пунктов Германии, посвящается

Волею судеб занесло меня недавно на малую родину. А как помнит внимательный читатель, происхождение мое весьма низкое. Из липецких мы, из Центрального Церноземья. Так что изысканным манерам и речам с детства не учены, а в случае чего и по щам.

За два с половиной года безмятежнейшего проживания в Берлине, я возвращалась трижды. И так вышло, что каждый раз не корысти ради, а по делам скорбным. Но сейчас не об этом.

Всякий раз, ступая с трапа на тегельский асфальт, ощущаю я необыкновенный прилив умиротворения. И ничего с этим поделать нельзя, как бы ни была мудра и дальновидна политика российского государства, и как бы ни стучал в сердце пепел Клааса.

На этот раз я повела себя дерзко. Впервые не отпросилась в центре занятости (JC), что по закону предписывается. Каждый безработный, сидящий, свесив ноги, на шее у трудящихся ФРГ, имеет право только на трехнедельный отпуск. И отпуск этот должен проистекать не спонтанно, а с письменного разрешения личного куратора JC. Ранее я законопослушно встречалась со своим любимым пирсингованным бородачом. Но на этот раз уехала тайно. Тупо поленилась. Надеюсь, он никогда этого не прочитает. Иначе штраф. Так что, детишки, за мной повторять не надо.

Впервые ощутила радости полета лоукостером Победа. С удивлением обнаружила, как можно неплохо экономить на пассажирах. Изиджету такое и не снилось. Размер ручной клади — довольно хитер: одно место 36x30x4 и весом до 10 кг (энциклопедия?) либо нескольких мест 36x30x27 любого веса (кирпичи?). Сорянчик, я гуманитарий, не могу постичь такую логику. Если не зарегистрировался онлайн, придется доплатить в аэропорту 25 евро. Весь полет сопровождает голос Бульдога из Камеди. Он, подлец, глумится. «Обратите внимание: спинки кресел не откидываются! Вам очень повезло! Никто не будет спать на ваших коленях!». Действительно, оптимизация пространства в салоне достойна самых высочайших похвал. Там даже нет карманов для печатной продукции на спинках сидений. «С бортовым журналом «Вестник Победы» время пролетит незаметно! Приятного полета! Наслаждайтесь!» Ну, я сложилась зонтиком и наслаждалась. А вот мужик рядом со мной весом 120 кг, по-моему, умер. Воды можно было получить, только упав в ноги стюардессе. «Над вашими креслами расположена кнопка! Нажмите на нее! Прекрасная бортпроводница или симпатичный бортпроводник с удовольствием помогут вам!» Кстати, назад я летела Mongolian Airlines и поняла, что многоло-татары нас по итогу победили.

Дальше никаких советов, открытий и спорных заявлений про Германию не будет. Все про Липецк. Честно предупреждаю, чтобы не отнимать время у слабо интересующихся лесостепной зоной России.

Начну с жизненноважного. Благорадя градообразующему предприятию, а именно железоделательному комбинату, который кормит липчан хлебом, а его владельцев маслом, там воздух такой… как бы это объяснить. Ну, знаете, когда заходишь в деревенский сортир, специально заранее наполняешь легкие до отказа и стараешься по возможности внутри задержать дыхание. А потом выбегаешь на волю, и не можешь надышаться. А если сидеть там длительное время, то привыкнешь и перестанешь замечать. Только за десять дней не привыкнешь. Хотя бы полгода надо отмотать. А поначалоу в горле ком, голова, как с похмелья, и другие радости человека с искривленной носовой перегородкой. И еще вода. Она такая жесткая, что царапает кожу.

Второе: маршрутные автобусы. Единицы частного общественного транспорта, как правило, с немецкой свалки. А муниципальные не с немецкой. Эти, как суперджет — снаружи вроде российская красотень, а внутри бес знает что. Ездить в них так же увлекательно.

Мой город — это большая деревня. И не только потому, что всех знаешь. А потому, что многие его жители — бывшие деревенские. Липецк стал областным центром сравнительно недавно — в 50-е годы прошлого века. И массовый приход колхозников продолжается до сих пор. Что в этом плохого, спросите вы. А я скажу. Представьте, что негр идет по деревне. Или гламурный трансвестит по хайму. Представили? Вот, собственно, это наш город. Заметьте, я не негр и не транс. И даже не девочка с голубыми волосами. Я вообще, личность довольно обычная. Но не в нашем городе. Были времена, когда страдала, но с годами выработала спецом выражение лица, которым отпугиваю даже собак, не то что гопников. Вот и сегодня, несмотря на титанические усилия, не могу от него избавиться.

Зато в местной деревне жила бабушка Пушкина. В это свято верят все местные историки-краеведы, а заодно и все остальные липчане.

Два последних главы города — также из сельской местности. Предыдущий прославился своей борьбой с цветущими одуванчиками. А нынешняя — это женщина (вы понимаете?.. Липецк движется в сторону прогресса) — своим стендапом: «Какая у вас фамилия? Беликов? А я думала еврейская какая-то. Потому что вопросы такие». Нынешний губер, засланный Московой из сбербанка, пока не успел ничем особенным прославиться. А вот прежнего знала вся страна, благодаря красноречию. Рядом с ним Черномырдин — просто Сократ. И это подтверждает видеопоздравление женщин с 8 марта, которое прям рекомендую. Хорошее настроение гарантирую. За это народ наградил его погонялом Тербунский Соловей (Тербуны — это райцентр, откуда он родом). Вообще, он пока впереди Путина, потому что царствовал 21 год. Мало кто в Липецке верил, что это может когда-нибудь закончится.

При моей жизни Липецком рулил мэр, который очень любил фонтаны. Строил, не покладая рук. По разным данным, их в городе от 14 до 20. Жаль, что водные сооружнения работают только по выходным и праздникам. Мэра так и прозвали Фонтаныч, а Липецк — городом фонтанов. А я считаю, что Липецк — это город ленинской славы. Столько Лениных найдешь, разве что в Белоруссии. Они стоят перед домами культуры, институтами, предприятиями, в детских парках, скверах и в военном городке. А самый большой дедушка Ленин стоит на центральной площади перед областной администрацией по соседству с Собором и памятником прадедушке Христу. Эта площадь до сих пор называется Ленина-Соборная, поскольку власти хотят как Жан Клод Ван Дамм раскорячиться между двумя фурами.

Липецк в лице соседки встретил меня испуганно, когда на ее вопрос «Вы насовсем или в гости?», я ответила «Посмотрим. Стоит думаете? Есть ради чего?» «Нууу, на пустыре, где двадцать лет назад яму вырыли, сквер разбили. 85 миллионов вбухали. Весь город смеялся». Сквер мне очень понравился. Он гораздо лучше ямы.

Дела скорбные предполагают ежедневное посещение присутственных мест, как-то: жилищно-коммунальных контор, полицейских и банковских отделений, а также чиновничьих кабинетов. Раньше я со всем этим кое-как справлялась, поскольку довольно долго проработала в пресс-службе мэрии. Однако, как понятно из вышесказанного, власть сменилась не единожды, поэтому кайфануть на старых связях не получилось.

Стоишь тыщу лет в очереди. И, заметьте, не во дворце, типа Шёнеберга или Штеглица, а в, как бы это по-печатному выразиться,.. непрезентабельном коридоре шириной метр. Стульев нет, так что подпираешь стену. А вокруг тебя плакаты о борьбе с коррупцией и люди малых наций и народностей, желающие сдать отпечатки пальцев. Оказывается, теперь есть такая услуга в полиции. Зачем это, не представляю, но вот так. И даже если перед тобой вообще никого нет, и ты приперся ни свет ни заря и стоишь первым, ты все равно простоишь эту тыщу лет. Потому что лейтенант занят. Он вставляет флэшку в юэсби-разъем. «В Германии живете? Ну, и как там? Хорошо? Ммм… А правда, что там много из Средней Азии? С Ближнего Востока? Да какая разница!? Ну, идите, приходите через два дня! Ну, и что, что печать. Думаете что, печать так легко поставить? Да, стойте! Квитанцию возьмите. Вам еще штраф надо оплатить за административное нарушение. У вас же прописки нет! Нельзя быть гражданином России и жить без прописки. Не волнуйтесь, я вам самый маленький выписал. Всего две тыщи…»

Из плюсов. В кино можно сходить. Дешево и рекламу по полтора часа не показывают.

Мороженое липецкое люди любят.

Бань много. Кроме муниципальных, имеется куча частных. Это излюбленный досуг населения.

Такси. За 150 рублей доедешь, куда хочешь. Но, вот едешь, и видишь бюст, не к ночи будет сказано, Иосифа Джугашвили. И хрен бы с ним, с этим такси. Для справки: в берлинских музеях все экспонаты, связанные с Гитлером, находятся в закрытых выдвижных ящиках. Их можно посмотреть, но ими никто не гордится. А в Липецке Джугашвили — на центральной улице.

К чему я все это пишу здесь, в блоге про поздних переселенцев? Вспомнился один анекдот из жизни. Я как-то попросила одного знакомого комменатора с Матч ТВ: «Денис, будешь комментировать ЧМ, скажи заветное слово в эфире, чтоб я поняла, что это мне». И он сказал. Оно было секретное, так что никто не заметил, а мне былро приятно. И вот аналогичный случай. Ну, один, типа, поклонник моего «творчества» упрекнул, что редко пишу. Я говорю: вроде, не о чем. А он: так напиши, как домой съездила! Ок, говорю, спасибо за совет. А он: «спасибо» не булькает, а лучше намекни в блоге, что помню, люблю и все такое… Так вот тебе, братан, секретное слово. Привет, Геннадий!

(Продолжение следует)

* Поздние переселенцы — лица немецкой национальности или немецкие граждане, попадающие под действие «Закона о делах перемещенных лиц и беженцев», принятого в 1953 году, а также члены их семей, переселившиеся в Германию на постоянное проживание в рамках процедуры приёма по данному закону.

paxpistor


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс

Добавить комментарий

Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают и оформляют пользователи. Что это за раздел и как стать его автором?