Дмитрий Булкин: Лучше быть непонятым, чем понятым неправильно

Есть люди, для которых фотография — жизненная философия, постоянный путь к себе и способ познания мира. С одним из них, рижанином Дмитрием Булкиным, основателем «Школы Творческой Художественной Фотографии», мы недавно встретились и поговорили.

Фотошкола Дмитрия Булкина путешествует по Европе вместе с ним самим. Основанная в его родном городе Риге, она затем перебралась в Лондон, а осенью этого года с большой вероятностью окажется в Берлине. Занятия проходят по очень непривычной программе в течение целого года, а принять в них участие могут не более двух групп по 6–8 человек. Дмитрий поделился с нами своими взглядами на жизнь и фотографию, а также рассказал об особенностях своей школы.


Ты и твоя школа постоянно перемещаетесь с места на место, из города в город. С чем это связано?

Мне очень нравится начинать все сначала, когда все не так предсказуемо, как на насиженном месте. Поэтому, даже когда школа была в Риге, то сама студия каждый год переезжала в разные помещения. А теперь я и школа стали переезжать между странами. Каждый раз все заново — обживать новое пространство, новые люди, новые дороги…

Еще есть путешествия. Они для меня — способ активизации мыслей. Когда начинается даже маленькое путешествие, мысли, идеи, решения мгновенно сваливаются со всех сторон. А как сядешь дома за стол — одна-две мысли еле тянутся в тишине.

Что такое для тебя фотография?

Я уже давно не признаю разделения фотографии на жанры и виды. Оно пришло из коммерческой фотографии, где заказчик ищет узкопрофильного мастера.

Для меня объекты съемки — не цель, а способ, форма. Как слова для рассказа не являются его темой. И пейзажная фотография может рассказать, например, о роскоши не меньше, чем модельная. И модельная фотография может быть социальной, наравне со стрит-фото. Фотографию можно разделять по темам, по настроению, по мнению автора, но не по особенностям объектов в кадре.

Фотография, как искусство — это тоже только способ. Уникальный как и все остальные виды творчества. А цель — самовыражение, сформированное в хотя бы временную материальную форму, которой можно делиться с тем, кому это интересно.

А когда я начинал, то, конечно, прошел весь стандартный путь. Сначала фотографировал все, что движется. Потом то, что необычно. Потом все что угодно, но чтобы оригинально. И ню надо было обязательно… Со временем эта гонка закончилась и интересной стала искренность. Способность выражаться максимально точно, понимать мельчайшие различия между похожими с виду чувствами, эмоциями, состояниями и точная их передача. Это и есть то самое понятие «творческая фотография», самовыражение с помощью фотографии.

«Когда начинается даже маленькое путешествие, мысли, идеи, решения мгновенно сваливаются со всех сторон. А как сядешь дома за стол — одна-две мысли еле тянутся в тишине. Поэтому чем дольше путь — тем лучше».

_Dmitry_Bulkin_0088

Отбор снимков дается тебе легко?

Очень легко! Когда смотришь на свою фотографию, то все очевидно. Главное, знать ответ на один простой вопрос — «зачем?», он же «почему?».

Это только со стороны логики элементарный вопрос, а с эмоциональной точки зрения очень непростой. Но если логический ответ на него не дает совершенно ничего, то с эмоциональной стороны — это большой прорыв. Он открывает все двери. Это и ответ на то, что удалять, а что нет, и на то, что делать с оставшимся: как кадрировать, как работать с цветом, тоном и так далее.

Фотосъемка сама по себе — это уже и есть отбор нужного из всего существующего. Если в процессе не было создано нужное тело фотографии или хотя бы скелет, то никакая коррекция не поможет. Поэтому полчаса думаю, ищу, сравниваю. Один раз жму на кнопку. И одиннадцати кадров в катушке мне хватает на день точно.

Ставишь ли ты перед собой задачу, чтобы среднестатистический зритель понял содержание твоих работ?

Раньше ставил. И это была привычка из рекламного прошлого вперемешку с юношеским максимализмом. Сейчас отчетливо понимаю, что восприятие любого языка зависит не только от умения говорящего, но и от умения воспринимающего. Понятийный аппарат смотрящего складывается из жизненного опыта, традиций, культурных особенностей, психологических, социальных… Тут невозможно быть универсальным и понятым всеми одинаково. Даже если полностью отбросить логическую форму, как это сделали импрессионисты и экспрессионисты, и как это всегда делала музыка.

Фотография ошибочно считается общедоступным и легко понимаемым искусством. Содержание — это не только смысл сюжета, но и способ описания, тонкость, точность, объем описания. Между размером аудитории и точностью содержания я выбираю точность.

Всегда есть надежда на то, что кто-то тебя поймет и разделит с тобой содержание фотографии. А если не поймет, то это не повод подстраивать язык под теоретического среднестатистического зрителя. Во-первых, его не существует в реальной жизни. Во-вторых, у нас же нет задачи договориться. Я не разделяю мнения о том, что можно радоваться, если зритель нашел в фотографии что-то свое. Лучше уж быть непонятым, чем понятым неправильно.

«Отбирать очень легко — когда смотришь на свою фотографию, то все очевидно. Главное знать ответ на один простой вопрос – зачем, он же — почему».

_Dmitry_Bulkin_0016

На какого же зрителя тогда нацеливаться? Должен же быть какой-то ориентир?

Этот вопрос, скорее, звучит как «какой зритель обязательно должен понимать содержание?». В первую очередь — сам автор. Нельзя создавать что-либо и не быть одновременно зрителем. А создавать и быть несогласным с тем, что создаешь — это антоним понятию «творчество». Поэтому в процессе должно происходить разделение автора-автора и автора-зрителя. Творческая фотография, в отличие от бытовой — это не напоминание о прошедшем, а самодостаточное пространство, взятое с собой посредством фотографии, чтобы оно само, без помощи памяти, воссоздавало состояние, чувство, мысль…

Давай поговорим о твоей школе. Как ты себя в ней определяешь? Можно ли назвать тебя учителем?

Учителем — нет. Самое нелюбимое слово. Я никого ничему не могу научить. Научить — для меня означает сделать все за человека или считать, что ты все за него сделал. Но это не работает. Я могу помочь научиться. Могу рассказать, разобрать тему, помочь понять проблему, подобрать эффективный комплекс упражнений, анализировать получившийся результат и желаемый… А научиться человек может только с помощью своего опыта, полученного, например, из упражнений. Так уж устроено человеческое сознание, да и тело. Поэтому упражнений очень много, они очень разные и о разном.

В школе я делюсь тем, что у меня есть, и от этого получаю безумное удовольствие. Будь то содержание фотографии или содержание школы — состояния, мысли, чувства или знания, умения, опыта. Со школой так и получилось — совершенно не стратегически. Она сразу строилась как общая мастерская для меня и тех, кто приходит заниматься. Все пространство и ресурсы школы, как и я сам, обычно доступны занимающимся и в свободное время — от проявителей и светового оборудования до бесед по вечерам — вживую или по переписке.

«Фотография ошибочно считается общедоступным и легко понимаемым искусством».

Как пришла мысль преподавать или, как ты говоришь, делиться?

Это было относительно случайно. Лет десять назад появилась возможность поделиться тем, что я на тот момент знал. Попробовал и возникло неожиданно большое чувство. До сих пор не могу отказаться от удовольствия видеть, как у людей начинает получаться то, что они хотят. Думаю, те, у кого есть дети, хорошо понимают это чувство радости.

Началось все с недельных курсов в международных творческих лагерях, проходивших раз в год. А между ними мне этого чувства страшно не хватало. Так и начали понемногу появляться разные образовательные проекты, которые впоследствии сформировались в школу.

Методика откуда-то взята или разработана самим?

Взята из собственной жизни. Все, что происходит на занятиях, перед этим происходило со мной. То есть я делюсь тем, что меня развило и продолжает развивать. Только в переработанном, систематизированном и более эффективном виде. Чтобы не тратить десять лет, а уложить в один год. Хотелось бы в два или три, но современный человек и года боится.

Школьный курс — это сочетание и формальных, и неформальных методов, и экспериментов, и хитростей. Вначале предупреждаю людей, что им не всегда будет понятно, почему надо делать определенные упражнения. И это нормально. Так как моя первичная цель — сделать так, чтобы человек научился, даже если он сам не понял, как это произошло. В конце учебного курса, или даже к середине, все уже сами интуитивно понимают методику, и от этого всем становится еще интереснее.

Если говорить более профессионально, то происходит развитие по трем стадиям творческого процесса: восприятие, переработка, создание. И тут важно понимать, что человек, «говорящий изображением», совершенно не обязан воспринимать только изображения. Он может воспринимать реальность всеми органами чувств и потом переводить полученное ощущение в изображение. Иначе это просто копирование реалистичного визуального мира реалистичным визуальным способом, подобно копировальной машине. Невелика заслуга. Уместить в изображении звуки, запахи, вкусы, пространство, вес, состояния, чувства и мысли означает умение говорить на языке фотографии.


Здесь и далее фотографии учеников Дмитрия Булкина

Raivis Rudzitis

Raivis Rudzitis


Как бы ты коротко описал происходящее в школе на занятиях?

Коротко описать достаточно сложно. Так же, как уместить курс в программу по часам. Есть цель и время, за которое цель должна быть достигнута. Вот мы и стараемся к ней дойти разными дорогами. И беседуем по новой теме, и анализируем сделанные работы, и красим, и лепим, и режем, и клеим, и молчим, и пишем…

Это похоже на человеческую ходьбу. Когда мы идем, мы поднимаем ногу в воздух, протаскиваем вперед, укрепляем. Как только нога окрепла, начинаем подтягивать отстающую, которая в процессе становится лидирующей, укрепляется и так далее. Так же происходит и у нас. Если потребность впереди, подтягиваем средства. Средства в избытке, поднимаем потребности.

«Уместить в изображение звуки, запахи, вкусы, пространство, вес, состояния, чувства и мысли – это означает умение говорить на языке фотографии».

Что ты говоришь людям, которые интересуются программой курса?

Обычно просто показываю работы выпускников и свои. Мне кажется, это самый объективный и честный способ. Даю список тем, которые обязательно будут пройдены, отвечаю на вопросы. Также предлагаю пообщаться с выпускниками. Человеку для решения, на самом деле, нужно только собственное желание развиваться и доверие к тому, кто будет помогать. Все остальное не имеет никакого значения.

Кто приходит к тебе учиться?

Это люди с потребностью к самовыражению, созданию эстетического и содержательного. Бывают люди, которые даже не понимают, почему они хотят заниматься фотографией, но точно понимают, что хотят. Этого достаточно. Никаких ограничений нет — ни по возрасту, ни по уровню, ни по чему-либо еще. Тем более, что занятия можно совмещать с работой, семьей, основной учебой.


Natalja Rodionova

Natalja Rodionova


Как происходит отбор участников? Ведь группа обычно совсем небольшая.

Когда-то мне казалось, что человека можно проанализировать, протестировать. На талант, предрасположенность к творчеству, к учебе, но жизнь показала, что очень много исключений. Иногда один человек долго не может сдвинуться, потом неожиданно раскрывается и его уже не остановить. А у другого потенциал большой, но нет искреннего желания. И первый очень быстро обгоняет второго. Поэтому от желания и отталкиваюсь. Есть первый месяц, за который участники понимают все сами — сколько всего скрыто под словом «фотография» и сколько этому нужно уделять внимания. А главное, за это время можно понять, есть ли желание, получает ли человек удовольствие от творческого процесса. Над всем остальным можно работать вместе.

Что происходит после окончания курса?

После окончания люди часто продолжают оставаться в сообществе и общаться с участниками предыдущих курсов. Периодически проводят встречи, у кого-то появляются общие проекты: фотосерии, поездки, выставки. Окончание курса — это только окончание систематических занятий, а на самом деле тогда все и начинается. Но бывает и так, что после курса человек пропадает и возвращается через год-два. У кого как жизнь складывается.

Есть у меня такая личная цель — делать так, чтобы после окончания занятий люди не останавливались, не клали фотоаппарат на полку до отпуска. Мы все-таки подходим к фотографии, как к форме постоянного творчества.


По завершении очередного курса Дмитрий всегда готовит выпускной альбом с работами своих учеников:


Ссылки:

Николай Мясников

И.о. главного редактора и продюсер проекта. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс