Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают и оформляют пользователи. Что это за раздел и как стать его автором?

На Бога надейся, но сам не плошай! Часть 1.
Смотри в оба!

   01.03.2019   

Жизнь в Берлине полна приключений, скажем точнее событий: хороших и не очень. Расскажу-ка я о не очень. Так бодренько расскажу, чтобы читатель не впал в хандру. Перед тем, как назвать Берлин своим, решила я разведать обстановку боем. Как с квартирой и вообще.

Остановилась я у своей тогда ещё только милой знакомой, а теперь уже хорошей приятельницы, которая на Кубу, а я на это время к ней. В общем, время пробежало быстро, и я даже в пару жилищных контор заглянула. И перед отъездом решила ещё одну посетить. Стою в небольшой очереди, жду открытия бюро. Мобильный достала, время посмотреть, потом его в карман пальто. Ещё пять минут ждать. Март. Холодно.

А вокруг разные очень люди собираются: кто абориген, а кто и из разных стран. И среди разных стран один очень южной наружности. Думаю Марокко или Алжир. Мне то всё равно, но просто он мне очень улыбается. Потом его приятель подошёл. Один другому тихо что-то сказал. А мне не до них было. Контора открылась, и все в дверь по порядку. Но небольшая толчея всё-таки образовалась. У меня много времени бюро не заняло, так что я дальше на следующую встречу. Хотела время опять посмотреть, да не тут-то было. Нет моего смартфона. Сначала думаю: «Потеряла». Но после беготни туда-сюда, пришла мне светлая мысль в голову, что его украли. Так как эти два уж очень близко около меня крутились.

Про свои чувства рассказывать не буду: ощущение пренеприятнейшее. Да ещё в чужом городе. Случилось это в Prenzlauer Berg, а встреча моя была в Pankow. Я хоть и не совсем была уверена, что украли, но решила после термина там же в полицию сходить. Может найдут.

Встретил меня полицейский лет этак хорошо за пятьдесят с уставшим лицом. Я ему о своей беде: «Что у меня в Prenzlauer Berg смартфон, видимо, украли». А он в ответ: «Где бы что бы ни случилось — все к нам!» Ошарашилась я несколько: «Мне что туда ехать?» «Нет, уж сидите, раз пришли».

Долго ли, коротко ли, дошли мы до того места, почему я думаю, что мой мобильный украли, и как они выглядели. Моё описание было кратко: «Два темноволосых мужчины южной наружности».  Полицейский был явно разочарован: «Как украли, так сразу южной наружности».  «Мой интернационализм меня саму пугает, — ответила я. — И если бы это были блондины с голубыми глазами, я бы так и сказала. Рядом со мной были только эти двое». Видимо, от моих показаний сильно страдала статистика.

Но дальше, ещё лучше. «Так! — деловито сказал полицейский.- Теперь проверим, украли ли Ваш мобильный! Позвоните себе». «Как же я позвоню, если его украли. Вот у Вас телефон стоит на столе, Вы и позвоните». Совсем страж порядка загрустил и говорит: «Не могу я отсюда звонить. Этот только для внутреннего пользования». И добавил: «Берлин — город бедный. Решили в Берлине на телефонах в полиции сэкономить. Только с вахты звонить можно. А то вдруг я дядюшке в Буэнос-Айрос звонить буду». «А дядюшка-то там есть?» — прониклась я его проблемами. «Да нет у меня там никого!» В общем, ушёл на вахту звонить.

Вернулся и сообщил: «Да, украли. Уже карточку вытащили. Хочется иногда себе пулю в лоб пустить! До пенсии не доживу!» — проворчал бедняга. «Только не сейчас, — попросила я его. – А то кто ж мой смартфон-то найдет!»

 

Продолжение следует!

Rosa von Oz


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс

Добавить комментарий

Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают и оформляют пользователи. Что это за раздел и как стать его автором?