Проституция. Наркомания — в центре столицы. Как к этому относиться?

Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?

ПРИГЛАШАЮ К ОБСУЖДЕНИЮ

Я сама живу в Берлине полгода. До этого – 25 лет во Фрэхене, замечательном небольшом городе, который граничит с Кельном. Родом я из Ленинграда (из Петербурга). Само собой разумеется, что в жизни навидалась всякого – плохого, хорошего, трудного, неприятного, разного, как, наверное, любой человек.

Но то, с чем столкнулась я здесь, в столице – не укладывается в голове. Представьте себе центр города, могу указать точнее: между остановками метро «Nollendorfplatz» и «Bülowstrasse». Красивые дома, широкие улицы, магазины, кафе, рестораны, выставочные залы и… фланирующие между припаркованными машинами девушки, зазывающие клиентов… В любое время года, в любое время дня и ночи вы увидите здесь разных: молодых, симпатичных, или уже состарившихся и спившихся, фигуристых, одетых, как подобает этой профессии или худеньких, в спортивных курточках.

Самые разные, и говорят на разных языках (немецкой речи и русской речи здесь не слышно). Ночью часто раздаются крики, скандальные голоса, рыдания – это сутенеры выясняют с ними отношения… Как-то утром, после очередной бессонной ночи (летнее время, жара, окна и балконы в моем доме открыты) я зашла в ближайший круглосуточный магазинчик-киоск и спросила: вы не знаете, что тут ночью происходило? И продавец мне рассказал, что муж одной из женщин «с улицы» избивал ее за то, что она мало заработала… Не слабо, да? А в доме, в котором я живу и который находится на пересечении всего этого, располагается «Культурный центр», куда за ручку водят детей, за углом на соседней улице – еще один семейный центр. А тут же через дорогу детский садик, а по другой стороне – детская спортивная площадка. А в ста метрах евангелический храм… А кругом торгуют наркотиками и грязь непотребная, обломки диванов и кресел, мешки с мусором валяются прямо на тротуаре. Рядом – знаменитая грязным бизнесом Kurfürstenstrasse. Шокирующий эффект потрясающий.

Пыталась привыкнуть – не могу, крутятся мысли: как же такое происходит в центре города, почему это все разрешено, как же никто не спасает этих пропащих и почему здесь чувствуют себя, как дома эти, с позволения сказать мужчины, торгующие женщинами..?

Никто не наивен, и все понимают, что эти стороны жизни существуют испокон веков, и существуют, наверное, в любом большом городе, но почему нужно это афишировать и почему дети должны расти среди этого, почему не отведены для желающих специальные районы или улицы каких-нибудь «красных фонарей»..?

Стала собирать информацию. Мне объяснили, что в этом районе это „исторически сложившаяся ситуация», что она известна городским властям, но, в силу неоднозначности мнений, запретить это никто не может (или не хочет?). Что это: свобода, равнодушие, равноправие? Если равноправие, то почему не имеют права жители домов без страха возвращаться вечером, выпускать детей гулять во двор, зная, что они не столкнутся там с чем-то откровенно непристойным, почему не имеют право пожилые люди из огромного дома «Сеньоренхаус» спать спокойно ночью… Почему надо лавировать на тротуаре, рискуя быть сбитым озлобленным, накаченным наркотиками велосипедистом-сутенером, объезжающим своих фланирующих вдоль улиц рабынь? Кому направить все эти «почему»? Пока не знаю, пока решила просто высказаться. Но понимаю одно: говорить об этом нужно. Очень хочется пригласить сюда руководство города или района прогуляться по этим улицам, заглянуть в киоски – точки местного общения, посмотреть на их реакцию при виде на виду у всех нюхающих кокаин мужчин и женщин.

—————————

В Москве живет крупный психолог, талантливый коуч-тренер — Евгений Шульман. Большое везение – быть с ним знакомым. И вот на вопрос о том, как складывается моя жизнь в Берлине, я рассказала, что здесь столкнулась с нигде ранее невиданным мною явлением: открытая проституция, наркомания, груды грязи – в самом центре города. Спросила его мнение: как к этому относиться?

Вот ответ Е.Шульмана:

— У меня уже сформировалось представление того, что бы мне хотелось сказать по этому поводу что, скажем так, полезно знать гражданам той страны, в которой это происходит. А также вообще всем полезно.

Прежде всего вот этот вопрос: почему вообще такое может происходить в цивилизованной стране? Мы же ожидаем, что цивилизованная страна должна показывать наоборот образцы нравственности. А мы нередко наблюдаем почти что прямо противоположное.

Например, довоенная Германия, до Второй мировой войны, была явно цивилизованной страной. Это была высочайшая культура: университеты, светила науки, интеллигенция – и вдруг провал в такую бездну, как нацизм… Я сейчас сказал об этом, конечно, не для того, чтобы оценивать само явление, оно уже давно оценено, в том числе и самим немецким обществом. Но поскольку я, уже больше 25 лет, занимаюсь духовной психологией, хочу посмотреть на поднятую Вами тему не с позиции культурного мышления, а с позиции духовно-психологического мышления, а они разные.

Первое, с чего бы мне хотелось начать.

Этим вопросом занимались очень серьезные ученые и практики в области глубинной психологии (одновременно она и духовная психология). В частности, такой выдающий специалист, как Арнольд Минделл. Это швейцарский психолог, психотерапевт с очень хорошим образованием, закончил институт Юнга в Цюрихе. Учился он у больших учителей, непосредственных учеников Карла Густава Юнга, великого швейцарского психотерапевта, одного из создателей глубинной психологии. Минделл — очень смелый человек, в частности, много работал с людьми в коме, и часто ему удавалось возвращать их к жизни. Я лично с ним много общался, два раза был у него в Портланде на пятинедельных марафонах по решению этнических конфликтов, куда он меня сам пригласил, не считая коротких семинаров на которых я с ним и познакомился в Москве.

Он автор многих книг, и одна из них написанная в конце 80-х годов, наверняка переведенная и на немецкий, а на русский переведена уже давно. Ее английское название «Sity Shadows» — «Тени города». В ней он описывает свой опыт, накопленный в проведенных им семинарах по вот этим обитателям «дна общества», а также методы работы и понимание причин, по которым эти «донные» слои образуются.

Если совсем в двух словах, книга представляет собой глубинный взгляд и исследование вот этих отчасти не очень здоровых психически, отчасти криминальных (что тоже вид духовного нездоровья), элементов. С точки зрения глубинной психологии эти люди открыто проживают те сферы психики, которые не проработаны вообще у общества в целом.

Одно из великих открытий Карла Юнга — существование такого явления, как коллективное бессознательное. У большинства людей нет осознания его существования, и начать осознавать какие- то его уровни можно только в результате очень большой практики, и то только частично.

Можно, как образ, представлять себе, что каждый из людей — это волна на море или, как писал сам Юнг, человек похож на айсберг, плавающий в океане. Верхушка этого айсберга на первый взгляд воспринимается как отдельное явление, отдельная личность, а в глубине океана айсберги огромные, неизмеримо больше этой верхушки, а если учесть, что и лед и вода океана – одно вещество, то все айсберги вместе с океаном представляют единое целое, и то, что их объединяет — коллективное бессознательное, связывающее разных людей. Любой материал, находящийся в таком глубоком подсознательном, всегда ищет свой выход к осознанию. Почему, — я этого коснусь чуть позже. Он ищет своего выхода, но средний человек в силу своего воспитания, в силу определенных условий, уровня жизни просто подавляет эти разрушительные импульсы. Но если человек оказывается незащищенным от этих импульсов, они прорываются наружу. Такой человек оказывается обитателем дна.

— То есть, торговля собой не определяется тяжелым или неустроенным материальным положением?

— Нет, не определяется, потому что хорошо известны примеры, когда люди проживали тяжелое, даже бедственное материальное положение, и не просто оставались порядочными людьми, а испытывали просветление в результате такого образа жизни.

Замечательный пример: Нил Доналд Уолш, крупный духовный автор, можно найти его книги в интернете, и в книжных магазинах, автор серии книг «Беседы с Богом». Он испытал просветление во время жесточайшего личного кризиса, было время когда он был бомжом на улице, у него не было дома, он жил в палатке на улице. Вот такой период был у него в жизни. А в результате он стал просветленным. Конечно, это не типичное явление, но раз этот человек смог, то и многие могут.

Другой известный пример — выдающийся психолог, венский еврей, Виктор Франкл — он прошел четыре нацистских лагеря уничтожения. И не только выжил, но сумел в этих нечеловеческих условиях сохраниться как личность. Более того — там он написал книгу, естественно в уме, потому что ни бумаги, ни карандаша у него, конечно, не было. Книга эта потом прогремела по всему миру. Виктор Франкл — создатель целого направления, которое называется логотерапия, то есть терапия смысла. Так что материальным положением определяется далеко не все.

— То есть, люди, которые находятся в бедственном положении, могут, в принципе, найти другую, тяжелую, но другую работу. Есть много грязной работы, и она тяжела, но хуже торговли человечески телом (а значит, и человеческой душой) ничего нет.

— Поначалу они могут найти и «грязную» работу, а потом могут найти и лучшую работу. Вот теперь мы перейдем к следующему вопросу, которого я обещал еще коснуться. По результатам исследований, эти маргинальные элементы, обитатели дна проживают в своих жизнях определенные социальные роли падших людей по той причине, что собственных сил на формирование своей нравственной позиции у них нет, поэтому они не защищены от того, чтобы их захватили эти слои психики.

Но это не их личная, скажем так, низость и ущербность, хотя какие-то их личные проблемы в этом тоже отражаются, но это проявление проблем коллективного бессознательного. А следовательно, все общество несет ответственность за это! Но несет ответственность не в том смысле, чтобы этих людей просто кормить, содержать и как-то терпеть. Общество несет ответственность за то, чтобы исцелять себя! Это понимание очень важно.

Важно услышать этот зов из глубины коллективного бессознательного, который призывает: опомнитесь, посмотрите сами вглубь себя и посмотрите, что там внутри есть. То есть, необходимо создать целый комплекс социальных программ по ликвидации психологической безграмотности, в том числе для этих падших людей, которые в этом остро нуждаются и у которых недостаточен культурный уровень для осознания сложных психологических проблем! Хорошие психологи работают и в тюрьмах, и где угодно. Если бы общество всерьез занималось проработкой этих слоев «в самом себе», то эти люди изменились бы. Они, можно сказать, являются отражением проблем общества. Есть болезнь, а есть симптом. Так вот эти люди – это симптомы.

— А имеет значение то, что они, в большинстве своем, происхождением все-таки из других сфер общества, из других стран, они не воспитывались, например, в Германии?

— Да, имеет, прежде всего потому, что именно в силу своей культурной неподготовленности они попадают в очень непривычную и непонятную для них среду. Есть много способов, и какие конкретные социальные организации должны этим заниматься, я не знаю.

— Социальных организаций тут очень много…

— Да. Но от их количества не зависит качество того, что они делают. Потому что ведь важен результат. Если результата нет, значит качество недостаточное или система организации неверна.

— Это как раз дает право поднять этот вопрос. А как Вы относитесь к тому, чтобы против этих явлений, которые, естественно, не только во мне вызывают полную неприязнь, применять запретительные методы, или это не позволяют законы свободного общества?

— Это сложный вопрос. Я все-таки выступаю как специалист по духовной психологии, а не по социальной политике. Но если кратко, то по моим представлениям, дело не в том, чтобы запрещать, а дело в том, чтобы просвещать людей. Понимаете, хуже всего делать вид, что этого нет.

Духовная психология исходит из того, что все-таки наш мир — это не случайный процесс Есть Высшее управление, организованное по определенным законам. И если эти явления существуют, это значит что, все общество несет ответственность за это, а раз общество эту ответственность не осознает, значит общество в целом недостаточно сведуще в отношении этих законов.

А ведь духовные законы существуют для того, чтобы их учитывать и применять. Пример конкретный: с Вашего позволения, я использую то, что Вы сами сказали: это вызывает у Вас чувство неприязни. Чувство неприязни – это именно телесное чувство, да? Типа брезгливости. Это свидетельствует о «непринятости» своих собственных теневых слоев. То есть, чувство неприязни, брезгливости возникает вследствие резонанса с какими-то неосознанными аспектами нашего подсознания. Ведь в каждом из нас есть теневые области. И вот как с этими теневыми областями работать, как с ними соотноситься, как прорабатывать их содержание – это целая наука.

Я уверен, что в Германии достаточно хороших специалистов, и если бы их загрузить этими вопросами по-настоящему, то они бы нашли хорошее решение.

Если говорить о том, что у Вас такие негативные чувства… Я не говорю о том, что это должно быть для вас безразлично, наоборот, это совершенно естественно, что это Вам неприятно. Вопрос в том, что само чувство неприятности важно рассматривать как сигнал для себя, который нужно проработать, понимаете? И оказывается, что если это проработать, то чувства меняются, чувство брезгливости заменяется на сочувствие! По-английски есть хорошее слово compassion. Милосердное отношение.

В чем здесь смысл? Вы приносите этим людям благо и исцеление, просто относясь к ним с милосердием, даже не делая для них что-то конкретное, а просто излучая в их сторону энергию любви…

— Так может быть, все это и «процветает» из-за то, что общество относится к ним милосердно?

— Нет, общество как раз к ним безразлично. Очень важно различать любовь и потакание. Относиться к кому-то с любовью – это совершенно не значит потакать этому человеку и соглашаться с тем, что происходит. Это не любовь, а желание сохранить свой комфорт плюс страх узнать себя хоть немного глубже, чем поверхностная личность (от слова личина), чтобы тебя это не беспокоило. Страх, что найдут в себе что-то ужасное, хотя в самой глубине себя они найдут свою душу, которая пришла в этот мир для получения осознанного опыта и развития. Из-за этого и появляются люди, которые к этому всему относятся как к нормальному явлению, тем самым потакая сохранению такой бедственной ситуации.

Беседу вела Елена Айзенберг-Гальперина

Буду благодарна читателям за комментарии.

Елена Айзенберг

Елена Айзенберг

__________________________________________________
Редакция «Живого Берлина» не работает над материалами «Открытой линии». Их создают, оформляют и публикуют сами авторы. Что это за раздел и как стать его автором?


Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Класс

Всего комментариев: 4

  1. Алена Любимова:

    Получилось неправильно — много написала тебе и на тему вообще. Оставалась последняя фраза, и всё изничтожилось через заставку сайта. Позже придумаю, как рассказать и тебе передать. Пока что знай, чтоя вникла и задумалась параллельно собственному мнению!

  2. Алена Любимова:

    Это очень серьёзно и важно. Наука — это хорошо, но не всегда достаточно. Проституция, как торговля женщин своим телом, считается низшим проявлением естества, карается и прежде каралась законом в разных странах по-разному. Только мне думается, что открытое заявление пусть, и низменных намерений, гораздо честнее проституции и паскудства скрытых. А таких явлений в жизни множество. Виной всему — отсутствие искренней любви. Не животной привязанности, не жалости, а любви, как понимания состояния другого человека, живого существа. В самых благополучных «снаружи» семействах, при полном соблюдении правил поведения цивилизованного человека, безупречной воспитанности его, в отсутствии искренней любви со стороны других возникнуть в душе отчаянный «пожар» может у каждого. Выражается внешне — как сложится. В интервью речь шла о том, что и от обездоленности люди духом не падали, выправлялись, достигали определённых высот. Это возможно, когда человек рождён в любви и растёт в любви. Достаток материальный мало имеет значения. Бывают люди самодостаточные — они любят себя, любят то, что вокруг, если им не хватает психологического участия самых близких, они терпеливо ждут, могут своё участие подарить другим, а пока всё созревает и происходит параллельно, они могут любить природу, получать ответ извне, от солнца, ветра, тепла, деревьев… А бывают люди, которым непременно нужно ежечасное участие в их делах какого-то человека, но непременно из близких, с «правильным запахом», как у животных. Конечно, в высших культурных сферах под «запахом» мы понимаем всё гораздо шире. Беда всегда бывает в отсутствии любви. Естественно, что на панель чаще выходят заброшенные девочки, не только выжить и заработать, создать иллюзию «нужности». Позже всё атрофируется, потому что более или менее здоровая психика такого подмена настоящему не вынесет, значит алкоголь вместо анестезии, наркотики и… лишь бы не думать. Когда мальчики и девочки рождаются по воле Божьей в семьях, где их и не ждали, у одиноких, которым нечем их прокормить, то вырастают такие дети либо с чувством любви, либо с нехваткой страшной такого чувства по отношению к себе. Культура наша многовековая и литература знает много имён такому состоянию. Общество Планеты нашей придумывает оправдания своему безучастию. «Цивилизованное» общество тоже прячется за, якобы установленные, порядки и нормы поведения. Процветает социальная ложь. Касается практически всех стран, претендующих на первенство. Если, уж, дошло до открытого поведения манящих женщин и веселящихся и отключающихся наркотов, так это беда государства. Помочь можно, но не отправив на дно. Болеет планета, болеем мы все! Никак нельзя захотеть, как барину, проехать по чистой дорожке, закрыв глаза на то, что дерьма вокруг хватает, его нужно убирать. Только вот, не всякая грязь естественная. Есть такая, которую можно и не создавать. Проходить мимо стыдно — по-моему так! О духовности и Господе ещё заходил разговор. Каждый может понять и воспринять. Вера — она у каждого внутри. Просветлеть дано почти всем. Происходит всё только с любовью и ради любви. Слова, какие-то там бываю объяснения, кто-то в горячке пытается произносить клятвы, — это ерунда! Всякому живому необходимо, чтобы его понимали и любили ИСКРЕННЕ, то есть просто любили вопреки. А вот зачем Господь создал не только каждой твари по паре, а наделил ещё всех РАЗНОРЕЧИВОСТЬЮ не только словесной, но и умственной, и духовной, можно подумать. Проститутки и наркоши — беда страшная! Беда потери человеков. Так, ведь, они честные! Себя губят, нам не врут, в состоянии забвения себя обманывают, но другим не врут! А, якобы порядочность, внешняя благопристойность, под чинами и должностями скрытая — поди попробуй, не отравись! Чтобы понять тех, кто из клошаров, познакомиться, хоть с одной — одним надо. Из-под крыши не протекаемой, съев хоть корочку хлеба за день, пожалуй, психологии заброшенных людей не понять. Нам брезгливо с ними общаться — мы не такие!… А чем мы отличаемся? Меня по-прежнему манит русский лес, где я смогу найти белый гриб, боровичок, обалдеть от зрелища… Музыку могу услышать… услышать много музыки! А они? Чем виноваты? Кто-то распорядился, чтобы судьба им была дном. А вот кто так задумал? У именитого интервьюёра твоего своё научное мнение. Весьма достойное. Но даже в самом отдалённом варианте ни одному конкретному, погибающему от передоза или голода-холода не помогающее.

  3. Алена Любимова:

    Мысли «до кучи». Есть сынище у меня. Ему 35. Женат уже 12 лет, народил 2-х пацанов — первенцу 10 исполнилось в этом январе, младшему — с августа пошёл восьмой год. Родились пацаны и росли абсолютно в одинаковых условиях. Внешне — не привяжешь никакой истории или ситуации особой. Желанные оба. Растут и живут себе и всем нам на радость! Остаётся только увидеть и принять, насколько они разные! Всё-всё снаружи до их появления одинаковое — родители, настроение, желание родить, где жить, чем кормить, как дышать — всё очень похоже с первенцем и с младшим. А пацанчики такие разные! Младший — исключительно уверенный в себе, последнее слово всегда за ним остаётся, более того, он самодостаточен, ему никто не нужен для воплощения задуманного, сам себе режиссёр всегда, знает, как подстроиться и подладиться в свою пользу, и при этом ЖУК страшный, жулик в играх, без страха и упрёка. Эдакая замаскированная поганка, но страшно обаятельный, чем и пользуется. Очень ловкий, умелый, «соображучий». Родители бывают «громкими» между собой, по поводу «архаровцев», то есть их поведения, квартирка у них, где всё слышно, мама-папа забывают, что они родители (сами-то, по большому счёту, ещё не оперились), перетягивают одеяло каждый на другого, а лучше бы, на себя, а у пацанов уши очень-очень чувствительные!… В таких домашних «штучках» младший братец тихо-мирно затаивается в уголке, молчит, из машинок и вагончиков длинные составы строит, не вякает, не плачет, внимания не требует, просто занят своим. Ремарка — мелкий брат обласкан до невозможности всеми, включая старшего брата. Плюс характер, с которым родился. Танк не прошибёт. А вот старший… Желанный до невозможности. Трогательно любимый. А по натуре — философская трагедия. Стараемся. Отвлекаем. Но, понимая это его «вселенское участие во всём», не учитывать этого не можем. Старшему всегда нужен рядом кто-то, чтобы увереннее себя чувствовать, чтобы команды давал в быту, чтобы рядом был просто. Помнит и знает всё, спланировать может очень многое, но зависит от мамы пока ещё очень крепко. Есть опыт неоднократный поездки на месяц в спортивный лагерь айкидо, всё с плюсом. В школе начиналось с первой учительницы, что только позавидовать можно! Нам бы такую! Вот третий класс, всё поменялось, учителка другая, полный раскардаш по сравнению с прежней шикарной школьной жизнью, когда есть, ради чего стараться. Но, школа ему нравится, ко всему уже душа лежит, ребята те же в классе третий год, самому ему нравится в школу ходить, но училка теперешняя «………..», легко унизить может (это всего десятилетних!). Старший наш всегда всё по-настоящему принимает — воспринимает. Посему дома могут и истерики случиться. Не бывает правил в отношении к людям. Судить и осуждать можно только, понимая глубоко и будучи самому твёрдо уверенным в том, что это либо стержень в человеке зародит, либо не даст ему сломиться, а укрепит, но при этом сам ты должен быть исключительно чист перед своей совестью. Твоя совесть — для тебя и других СОВЕСТЬ. Когда так понимаешь и воспринимаешь, можно делать следующий шаг.

    Про шаг в пропасть, который наркомания и проституция.
    Чуть меньше бы заботились «благополучные» родители о старшем сыне, там запросто он нашёл бы себе защиту в гаджетах, а дальше по списку… Так в этом мире происходит, что есть слабые духом и те, кто не хочет такими быть. Так называемое «дно» — это для жёлтого печатания. Хотим помочь — значит подумаем, что нельзя презирать человеков, людей. Да, бывает, что чувство брезгливости наваливается, но, если по совести к самим себе относится, то следует задуматься. Сделать правильный шаг.

  4. Elena L. Galperina-Aizenberg:

    Прочитала внимательно и с интересом. Интересное у тебя мнение.
    Я, например, этих девушек не осуждаю, а просто не понимаю как женщина — ведь это до чего должно быть жутко и противно — с кем попало… Осуждаю по-настоящему сутенеров, которые торгуют человеческим телом… И еще мне не нравится, что это все на каком-то нижайшем уровне — и внешний вид, и визгливые голоса, и распущенность. А у сутенеров — озлобленные и хамские лица. Тут, в общем-то, и понимать нечего — искалеченные люди — кто, как ты совершенно правильно говоришь, с самого детства, из семьи, а кто потом попал в передряги… Мой собеседник-психолог прав в том, что этими людьми государство должно заниматься, ведь мир-то о-очень ушел вперед со времен «ЯМЫ» Куприна.


Добавить комментарий