Хочу чаю, сцука!

Две короткие истории о том, что происходит с немецкими словами в русском и с русскими в немецком, когда эти два непростых языка одновременно попадают в детскую голову. Одну историю мне рассказала знакомая, свидетелем второй был сам.

IMGP7364-web

К русской бабушке в гости из Германии привезли внука лет шести-семи. Паренёк уже на третий день неплохо освоился с русским языком, но немецкие словечки то и дело проскакивали. Однажды он очень важно, прямо таки по-королевски, сел за стол и как ни в чём не бывало заявил:

— Хочу чаю, сцука!

По-крайней мере, так показалось бедной бабушке. А мальчик всего лишь имел в виду чай с «zucker» [tsukәα].


Забрал сына, тогда ещё первоклассника, из продлёнки обычной берлинской школы. Интересуюсь, чем их в тот день кормили (спрашиваю по-русски):

— Что ты сегодня кушал?

Сын, задумчиво растягивая слова:

— Ich habe Nudeln «gekuschalt»… (их хабе нудельн гекушальт…)

Ребёнок мастерски заменил глагол «essen», в прошедшем времени «gegessen», забавным словечком «гекушальт», созвучным с формой прошедшего времени плохопереводимого глагола «kuscheln». То, что у него получилось, можно примерно перевести как «я обнимался с лапшой».


А у вас были весёлые лингвистические происшествия?


Николай Мясников

Издатель и главный редактор. Берлин


Поделиться
Отправить
Класс