«Ученик» Кирилла Серебренникова: возвращение на родину

Репертуар кинотеатров Германии изредка радует названиями российского авторского кино. Правда, об ажиотаже или кассовых сенсациях обычно речи не идет. Билеты покупают либо всеядные киноманы, проводящие дни и ночи в мультиплексах Cinemaxx, либо причастные — объединим их по принципу «все, кому интересно, что нового сняли в России». Аудитория, мягко скажем, небольшая. Впрочем, у фильма Кирилла Серебренникова «Ученик», который с 16 октября начнут показывать в Берлине (а еще в Эссене, Ганновере, Нюрнберге и Зиндельфингене), есть все шансы раздвинуть эти рамки. И вот почему.

«Ученик» родом из Германии. Спектакль по пьесе «Мученик» (нем. Märtyrer) немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга в 2012 году собирал аншлаги в берлинском театре Schaubühne. История о зарождении религиозного экстремизма в одной немецкой средней школе всколыхнула европейские околотеатральные круги. Режиссер и художественный руководитель московского «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников прочел пьесу в английском переводе. Решение о постановке было принято практически молниеносно.

«Мариус фон Майенбург написал пьесу-притчу о том, что может случиться в Германии при наступлении клерикализма. У нас тоже это происходит, это реальность».

Премьера спектакля «(М)ученик» состоялась в «Гоголь-центре» летом 2014-го. Буква «М», взятая в скобки, вероятно, ставила под вопрос мученичество главного героя Вениамина, старшеклассника с тестостероновым взрывом в голове и Библией наперевес. Священное Писание в самом буквальном прочтении — это его вариант выделиться. Вскоре, когда Кирилл Серебренников запустил экранизацию, буква «М» совсем отпала — уже на съемочной площадке проект называли «Ученик».

Кстати, изначально съемки планировались в Прибалтике или в Восточной Европе. Локейшн-менеджеры подыскивали город без черт мегаполиса; серьезно рассматривали Ригу. Резкий скачок курса евро в конце 2014-го подкорректировал планы съемочной группы: снимать было решено в Калининграде.

«Этот текст в каком-то смысле вернулся на родину, на территорию бывшей немецкой провинции».

В «Ученике» немецкие реалии принципиально заменены российскими. Вместо строгого католического падре, обучающего школьников катехизису, — преподаватель Закона Божьего, задумчивый батюшка, который силится смягчить крестоносные порывы Вениамина, нерешительно предлагая ему брошюрку об основах православной веры. Задавленная бытом мать (да-да, одиночка), слишком уставшая, чтобы всерьез противиться напору сына, тем более что вера вроде как — это с некоторых пор похвально. Учителя, не определившиеся с подходом — так и тянет, по старинке, раскритиковать и запретить, но скорее от греха подальше, или, наоборот, позволить самовыразиться и закрыть глаза на явные перегибы Вениаминовой трактовки Священного Писания.

«Наша картина о глобальной растерянности всех, общества в целом, перед мракобесием, о растерянности самых разных людей перед идейной косностью, перед безумием. И страхом. Нас сковывает страх — мы боимся быть честными, правдивыми. Нас сковывает страх перед инаковостью».

В чем, собственно, перегибы? Вениамин срывает урок физкультуры из-за откровенной формы одноклассниц, биологии — из-за теории Дарвина, лекцию о необходимости контрацепции — понятно из-за чего. Каждый его агрессивный выпад подкреплен и оправдан прямой цитатой из Библии. Для того чтобы зрители поверили своим ушам, цитаты эти прописаны на экране всплывающими субтитрами. Противостоять фанатику, убежденному в том, что он спаситель мира, его же методами — цитируя прямо противоположные по смыслу стихи Священного Писания, — пытается школьный психолог. Безуспешно: голос здравого смысла в «Ученике» одинок. В отличие от хора лицемерно опасающихся «оскорбить чувства верующего».

Кадр из фильма «Ученик». Фото: пресс-служба «VOЛЬGA.FILM»

Кадры из фильма «Ученик». Все фото: пресс-служба «VOЛЬGA.FILM»

«В фильме использованы только подлинные цитаты из Библии. Вопрос, конечно, в том, в чьих они руках. Выясняется, что ты фразами из этой книги можешь оправдать любой поступок, в том числе и мерзкий, если захочешь».

«Оскорбление чувств верующих» вполне могло стать причиной для прокатных проблем «Ученика» в России; заметим, что фильм снят вообще без государственной поддержки. Впрочем, весной этого года «Ученика» пригласили в одну из конкурсных программ Каннского кинофестиваля — одним только этим фактом любое кино, как правило, существенно облегчает свою прокатную судьбу. Кстати, каннская пресса подчеркивала особую актуальность фильма для современной России, в последнее время склоняющейся в сторону религиозного фундаментализма.

«Когда мы делали этот фильм, мы вообще не думали, что получим прокатное удостоверение. Там, как оказалось, есть все, чтобы его не получить. Нам помог Канн».

Быть может, с прокатом помог Канн, где «Ученик» получил престижную премию имени Франсуа Шале, а может, и сочинский «Кинотавр», где Кирилл Серебренников взял приз за режиссуру. Были и приглашения на несколько статусных мировых киносмотров, так что «Ученик» стал слишком громким событием, чтобы его игнорировать. Фильм получил в России прокатное удостоверение, а параллельно был продан более чем в 25 стран мира, включая Германию. К слову, автор первоисточника Мариус фон Майенбург оценил «Ученика» еще в мае, когда приезжал на каннскую премьеру.

Кирилл Серебренников на своей странице в Facebook:

«На премьеру фильма «Ученик» в Канны приехал наш автор Мариус фон Майенбург. Он отказывался приехать в Россию из-за политики. Поэтому единственный вариант показать ему русскую версию его пьесы «Мученик» — это вот попасть в каннский конкурс».

Теперь у Майенбурга есть возможность спокойно пересмотреть «Ученика» уже в Берлине, на этот раз — с немецкими субтитрами. И не исключено, что в присутствии режиссера: Кирилл Серебренников сейчас в Берлине. Премьера «Ученика» мистическим образом совпадает по срокам с еще одной премьерой Серебренникова — в Komisсhe Oper Berlin начались показы его «Севильского цирюльника».

 

Кирилл Серебренников (справа) и Мариус фон Майенбург


Читайте также:

Ольга Кузнецова

Берлин


Поделиться
Отправить
Класс